Глава кременчугской иешивы "Томхей Тмимим" - пламенный хасид Исраэль Ноах Билиницкий

Исраэль Ноах Белиницкий родился в конце месяца Нисан (весной) 5643/1883 года в семье Эфраима Бера и Ханы Билиницких, в местечке Куринь, недалеко от Конотопа. Его родители были хасидами Цемах Цедека и МААРАШа, и они назвали своего сына именем Исроэль Ноах, в память о цадике из Нежина, который скончался в первый день Холь Амоэд того же года.

Исраэль Ноах и его братья были очень способными в обучении, они хорошо знали Гемору, и разбирались во многих талмудических вопросах. Реб Ноах вспоминал, что, когда в Песах ребята приезжали на каникулы домой, их мать стояла в сторонке и слушала, с большим удовольствием, как дети учат Тору. Когда ему было четырнадцать лет, Исроэль Ноах присутствовал на свадьбе Любавического Ребе РАЯЦа. Много лет спустя, когда Ребе попросил его, он напечатал серию маамаров, которые были сказаны тогда на свадьбе. Ребе попросил его написать подробно о том, что ему запомнилось. В Хешване 5661, когда ему было семнадцать, он был принят в Иешиву Томхей Тмимим в Любавичах. Он учился там, и, буквально, купался в лучах величия Ребе РАШАБа, в течение двух лет. Первый маамар, который он услышал, был сказан в Субботу главы Вайрайра, «В'Ху Омейд Алейхем», и он жил с этим маамаром, произнесенным Ребе, всю жизнь. В Любавиче он получил прозвище «Исроэль Ноах Ха-Гадол», поскольку в ешиве был еще один бахур по имени Исроэль Ноах (Чацкавиц, да отомстит Вс-вышний за его кровь), которого прозвали Исроэль Ноах Хакатан. Прозвище «Ха-Гадол» было дано Исроэлю Ноаху, потому что он бы очень высоким, а некоторые говорили, что это из-за его больших познаний в Торе и Хасидуте.

Р. Исроэль Ноах обладал гарячим сердцем и был очень эмоциональным человеком. Его молитва «Шма» перед сном была настолько проникновенной, что иногда он падал в обморок. Через некоторое время он пробуждался и продолжал чтение с большой каваной и сосредоточенностью. Ребе РАШАБ знал об этом, и, однажды, сказал Исроэлю, чтобы тот больше сосредоточился на обучении. Он поступил так, и был чрезвычайно прилежен как в Ниглех, так и в Хасидуте. Его усердие и знания поражали до такой степени, что Ребе РАШАБ сказал о нем, что, в любых спорных вопросах, можно смело положиться на мнение реб Исроэля Ноаха.

РАШБАЦ был машпиа в иешива и выдающийся хасид. Однажды он решил испытать реб Исроэля Ноаха. Во время экзамена Исроэль Ноах объяснял высказывание МААРАШа, и когда он закончил, РАШБАЦ спросил его: «Что означает это высказывание в конце, где говорится так-то и так-то?». Исроэль Ноах немедленно задал семь вопросов по этому объяснению, и пришел к блестящему галахическому решению. РАШБАЦ был поражен знаниями Исроэля Ноаха, он встал и поцеловал его в лоб.

Внук реб Йосефа Ицхака Гансбурга рассказывал, что однажды спросил ребе РАШАБа, может ли он изучать работы других хасидских школ? Ребе ответил, что Ликутей Тора содержит все. Ребе также сказал ему не учиться Хасидуту по темам, как это делается в Ниглах, но уделить больше внимания сифрей маамарим. Ребе РАШАБ упомянул реб Исроэля Ноаха Билиницкого, как «выдающегося среди учащихся-тмимим».

Один раз, перед Суккот, реб Исроэль покрывал сукку, вместе с друзьями. Ребе РАШАБ и Реббецн наблюдали из окна. Ребе сказал супруге, указывая на реб Исроэля Ноаха: «Понимаешь, он это делает с воодушевлением, он делает это иначе, чем другие».

Реб Ехиэль Калмансон пишет в своей книге, как однажды Ребе РАШАБ сказал реб Исроэлю Ноаху: «Время от времени нужно помнить, что ты – бейнони, средний".

Реб Исроэль Ноах учился в Томхей Тмимим с 5661 по 5663 гг. Затем произошла его помолвка с девушкой по имени Штерна, дочерью хасида – реб Ицхака Яффе. Родители жениха и невесты встретились в Любавичах. Будущий тесть, на ехидуте (аудиенции) сказал Ребе РАШАБу о намерении взять Исроэля Ноаха в качестве своего зятя. Ребе РАШАБ одобрил предложение. Реб Ицхак расспросил Ребе о женихе и Ребе сказал: «Когда он сидит один в комнате, он также боится Б-га».

Молодые вскоре поженились, и на первых порах хотели поселиться в Дисне, где жили родители невесты, но у молодых супругов не было денег, чтобы снимать дом. И тогда на помощь пришел один из близких друзей отца невесты – он позволил молодым жить у себя во дворе.

Исроэль и Штерна начали работать в магазине, где продавали крупы. После утренней молитвы Шахарит, которая занимала несколько часов, Исроэль Ноах отправлялся в магазин, чтобы помочь жене. Он всегда был чрезвычайно аккуратен в работе.

После того, как женился, реб Исроэль ездил к Ребе РАШАБу каждый Тишрей. Он уезжал из дома в Рош Ходеш Элул, совершал долгий путь, прибывая к Рош Ашана.

Через несколько лет после свадьбы, Белиницкие переехали в Кременчуг, который по праву считался "Иерусалимом Украины" и "Хасидским раем". У них родилось шестеро детей: Аарон Йосеф, Мендель, Ицхок, Хая (после замужества Маецкая), Ривка (после замужества Гансбург) и еще одна дочь, которая умерла в детстве.

Исроэль Ноах преуспевал в математике, и зарабатывал на жизнь, работая

счетоводом. Долгое время он работал казначеем и бухгалтером на табачной

фабрике, принадлежавшей хасиду Цви Гурари.

Рассказывают, что однажды реб Исроэль шел с большой суммой денег. Грабители, Которые, очевидно, знали его, набросились и потребовали денег. Они начали избивать его, но реб Белиницкий отчаянно отбивался, а когда грабители поняли, что он не собирается сдаваться, они убежали. После этого рабочие завода и местные власти стали уважать бухгалтера еще больше.

Когда коммунисты экспроприировали фабрику Гурария, реб Исроэль был вынужден оставить работу. Он однажды сказал: «Не было камня на дороге, когда я шел из дома на фабрику, который бы остановил меня настолько, чтобы перестать думать о Всевышнем, Его Торе и Хасидуте».

После революции все иешивы были закрыты. Иешиве Томхей Тмимим пришлось уйти в подполье. Ишива была разбросана по многим городам. Бахурим-студенты учились небольшими группами. Преследования, слежки, аресты, заставили многих учащихся и преподавателей постоянно перемещаться с места на место. Если кто-то из учителей- меламедов, кто учил Торе, был пойман, он был сослан в лагеря, а некоторые были даже убиты.

Исраэль Ноах, на свой страх и риск, продолжал держать иешиву в Кременчуге. В качестве руководителя и директора ему приходилось искать укрытие для бахурим, платить за одежду, продукты питания и место для сна. Он также встречал с ребятами каждую субботу. В Кременчуге, в то время, училось около ста талмидим.

Хороший друг реб Исроэля, с того времени, когда они учились вместе в Любавичах, хасид реб Меир Гурков, пишет в своих мемуарах: «в то время он был обременен работой на табачной фабрике, но, использовал все силы для поддержания иешивы.

Учащиеся – тмимим – в свою очередь, поддерживали его. Мы всегда старались собрать небольшую сумму, но этих денег никогда не хватало для покрытия всех расходов».

Реб Гурков пишет, как однажды реб Исроэль Ноах послал его собирать цдаку – деньги на кременчугскую ешиву в разных городах Советского Союза.

Другим сборщиком, которого он назначил, был хасид – реб Хаим Нисилевич. "Путешествия" сильно ослабили его, и он вернулся домой больным. В то время у Нисилевичей родилась дочь. После родов жена реб Хаима заболела и

находилась в критическом состоянии. Реб Исроэль Ноах отправился навестить их, он сказал ребецн Нисилевич: «Если вы позволите своему мужу продолжать собирать деньги, - я благословляю вас». Она согласилась, и ее муж снова отправился в путь, чтобы собрать средства для иешивы.

Через некоторое время у ребецн Ниселевич произошло чудесное выздоровление. Реб Шолом Бер Лабковский, глава Коллеля в Кфар-Хабаде, рассказывал: «Финансовое состояние иешивы было крайне шатким и неустойчивым, и реб Исроэль Ноах заимствовал деньги там, где он работал. Однажды фабричные рабочие узнали, что в скором времени приедет правительственный комитет, чтобы выявить финансовые просчеты. Реб Исроэль боялся, - во время осмотра они могут обнаружить, что казна пуста. Рабочие, которые любили его, быстро достали все деньги, которые у них были с собой и заполнили кассу».

«Одним из учащихся ешивы, в то время, был хасид - реб Мойше Раппапорт. Он, позже, рассказывал о том, как учащиеся ешивы узнали об аресте Ребе РАЯЦа: «На Рош-Ходеш Таммуз 1927 года (мне было около тринадцати), я поступил в ешиву, в Кременчуге ... обучение происходило втайне, чтобы, не дай Б-г, Евсекция и НКВД не прознали. Когда я прибыл в иешиву, Ребе был в тюрьме, но мы, ученики-талмиды, не были проинформированы об этом факте ... В одну из пятниц, Исроэль Ноах Билиницкий пришел утром, в одиннадцать, в синагогу, мы увидели, как он вошел и поцеловал в щеку реб Шмуэля Лейба Левина, и только тогда все узнали, что Ребе выпустили на свободу. На следующий день, в связи с освобождением Ребе, состоялся большой кидуш».

По просьбе Ребе РАЯЦа, хасиды в Советском Союзе написали о состоянии микв в своих городах. 17 Ава 1928 года, реб Исроэль Ноах написал тайное письмо Ребе, в котором он описал положение дел в Кременчуге: «Миквы вообще нет. Мы с талмидами взялись учить трактат из Талмуда - Микваот, изучение которого намереваемся завершить за тридцать дней (необходимая сумма денег, равная тридцати)». В этом письме он, также, написал о положении дел в двух соседних городах, и об отсутствии там микв.

Даже в эти сумасшедшие времена он продолжал писать Ребе РАЯЦу, и получал ответы с чудесными рекомендациями и наставлениями, которые выражают очень глубокую сердечную привязанность. Некоторые ответы Ребе напечатаны в «Игрот Кодеш» РАЯЦа.

Вспоминая те дни в Кременчуге, реб Гершель Абрамов говорил: «Когда я был

мальчишкой, в Кременчуге было одиннадцать синагог, две из которых принадлежали ХАБАДу. Одна из них называлась «маленькой хабадской», а другая - «большой хабадской. Иешива была расположена в «большой хабадской». На исходе каждой субботы была Мелаве Малка – трапеза, в доме одного из хасидов, на которой собиралось около сорока человек. Во время этих встреч царила особая атмосфера, так как на них присутствовали все великие хасиды, которые жили в городе и в Крюкове. Среди постоянных участников были братья Берк, реб Довид Лейб и реб Аврум Аарон Хен, реб Довид Гурхабер, Шимон Левин, конечно же - Исроэль Ноах Билиницкий и другие.

В 5690 году правительство закрыло иешиву Томхей Тмимим в Кременчуге, и в

последующие годы закрыли множество синагог, включая две хабадские.

Хасиды стали собираться в одной из сырых и темных комнат в «Юровской» синагоге, на Мариинской улице, где собирался хабадский минян. Вспоминается праздник Симхат

Тора в синагоге Юровского, в Кременчуге. В ночь праздника, после вечерней

молитвы Маарив, все отправились в дом Исроэля Ноаха, где реб Билиницкий говорил на темы Хасидута до полуночи, а затем начались танцы - акафот. Исроэль Ноах сильно страдал от болей в ногах. Однажды родные решили запретить ему танцевать акафот. Когда пришло время танцевать со свитком Торы, сыновья схватили его и сказали: «Папа, не ходите танцевать, ведь вы так много страдаете». Они силой удерживали его за пояс (гартл) и не пускали танцевать. Он внезапно развязал гартл, выскользнул из крепких рук сыновей и с большой радостью присоединился к веселящимся и танцующим хасидам. Он сказал тогда: «В Симхат Тора Вс-вышний даёт дополнительные силы». Он энергично танцевал, как молодой, до конца акафот».

Реб Яков Кричевский вспоминал: «Я учился в государственной школе, в Кременчуге. Во время обеда детям выдавали бутерброды с жареным мясом. Конечно, я не ел не кошерную пищу и, помню, однажды, чтобы не голодать, выскользнул из школьного

двора и пошел в дом Исроэля Ноаха Билиницкого, потому что он жил неподалеку. Там я съел ломтик хлеба, и выпил чашку молока. Билиницкие жили крайне скромно.

Вторая Мировая Война. Немцы вошли в Кременчуг в сентябре 1941 года. С первых же дней начались массовые расстрелы. 28 октября стал чёрным днем в истории города, когда почти всё еврейское население было уничтожено на Песчаной Горе и в Крюковских оврагах.

Реб Исроэлю Ноаху, другим хасидам удалось бежать из Кременчуга. После долгих скитаний они прибыли в Самарканд, в Узбекистане. Блестящие познания в Торе, скромность и аккуратность во всём Исроэля Ноаха быстро завоевали сердца хасидов в Самарканде. Меир Гурков описывает это в своей книге: «Все молодые женатые мужчины

устанавливали для себя время для занятий, чтобы учиться Ниглех и Хасидуту. Эти уроки проводил Исроэль Ноах Билиницкий. Хотя он был уже старым и слабым, сердце

этого человека всегда горело и все относились к нему с большим уважением».

Реб Шолом Довбер Бутман, из Тель-Авива, также помнил Билиницкого по Самарканду:

«В Самарканде Исроэль Ноах считался особой личностью. До сегодняшнего дня я

помню, когда, будучи ребёнком, принес ему шалахмонес – подарок к празднику Пурим.

Стол в зале был полон мишлоах манот, которые все посылали ему, так как он

считался одним из великих хасидов своего времени».

Когда хасады прибыли в Самарканд, тайные мининяны были устроены в разных домах.

Главный миньян находился в доме Исроэля Ноаха. Дом Билиницких был небольшим, с двумя маленькими комнатками. В одной комнате стоял ткацкий станок.

В Самарканде Исроэль Ноах, также, организовал тайную иешиву, он был активным

членом похоронного братства - хевра кадиша, проведывал больных и нуждающихся, помогал беженцам и эвакуированным. Реб Мендель Футерфас: «Как-то я увидел и понял, что силы Исроэля Ноаха на

пределе. Он лег в угол, чтобы отдохнуть. Когда я посмотрел на него, то заметил, что он глубоко размышляет. Он был, как правило, очень тих. Я подошел к нему и спросил: «Реб Исроэль, о чем вы сейчас думаете?». Он посмотрел на меня взглядом, полным глубины и мудрости, и сокрушенно сказал: «Я думаю о своей жизни, и пытаюсь вспомнить тот миг, когда у меня была настоящая мысль о покаянии».

В конце войны Билиницкие прибыли в Ташкент, а затем, после долгих скитаний и мытарств, добрались до Львова. Там хасиды намеревались пересечь советско-польскую границу. Им удалось получить подложные паспорта.

Реб Исроэль Брод рассказывал: «Возникла проблема во время проверки. Когда солдат спросил новое польское имя, реб Исроэль начисто забыл его. Когда пограничник сердито спросил, почему он не ответил, один человек объяснил, покрутив пальцем у виска, что старик – ненормальный. Он чудом прошел контроль».

Он прибыл в Париж, вместе с другими хасидами, и жил там несколько лет. Филиал иешивы Томхей Тмимим был основан во Франции, в конце 5707.

В одном из писем Ребе РАЯЦ писал: «Назначаю в качестве духовного административного комитета Иешивы Томхей Тмимим в Париже моих уважаемых друзей, хасидов Аврума Элиягу Плоткина, Нахума Шмарьягу Сасонкина, Исроэля Ноаха Билиницкого, Шломо Хаима Кессельмана, Бецалеля Вильшанского. Что касается администратора, для наблюдения за финансовыми и материальными вопросами, то настоящим назначаю своего уважаемого друга - реб Ноаха Билиницкого, а его помощниками хасидов - реб Переца Мочкина, реб Иссера Клювганта, Исроэля Лейбова, Хаима Минковича.

В своей роли администратора реб Билиницкий позаботился о бухгалтерии ешивы, и он будет делать это до глубокой старости. Через время Исроэль Ноах перебрался из Парижа в Брно. Его ученики свидетельствуют: «Он часто напевал мелодии, хасидские нигуны. Время от времени останавливался, а затем снова пел и плакал. Он делал это

долго, каждое утро. Его мелодии стали популярны среди талмидов до такой степени, что некоторые записали их нотами».

Один из внуков Исроэля Ноаха - реб Хаим Билиницкий, из Кфар-Хабада (Израиль), сказал, что когда-то он записал нигуны и уроки своего деда на кассету. Записи те хасиды размножили и распространили. Слушая эти записи, они ощущают особый внутренний трепет и благоговение.

Мы можем узнать о характере реб Билиницкого из воспоминаний Цви Гирша Каца. Он однажды отозвался о своем учителе: «Вот так выглядит идеальный человек, который всем своим естеством связан с Творцом». Его утренняя молитва занимала несколько часов, затем он сидел и изучал Гемору и Мишну, а также труды хасидских цадиков.

Довбер Бутман однажды осмелился спросить реб Исроэля Ноаха, сколько раз он заканчивал и вновь начинал изучение Мишны, и тот ответил: «Пятьдесят раз». Когда рав Бутман повторил это сыну Билиницкого - реб Аарону Йосефу, он улыбнулся и сказал: «Мой отец не любит говорить, как много раз он заканчивал и принимался вновь за изучение Мишнаёт, но это, определенно, больше пятидесяти».

Когда нужно было прочесть Тегилим (псалмы Давида) за больного человека, или в другой сложной ситуации, реб Исроэль Ноах делал это рыдая. Иногда он три раза подряд читал книгу Тегилим. Его сын, реб Иче, сказал, что «за годы, которые он провёл в иешиве за городом, отец возвращался домой только раз в несколько месяцев». Однажды он приехал в дни праздника Суккот. В ночь Хошана Раба, вдруг, услышали тихий плач посреди ночи. Сын встал с постели, и, когда вошел к отцу, то увидел, что тот читает псалмы, молится и плачет.

Исроэль Ноах был личным примером для учащихся ешивы. Реб Иосеф Ицхак Гуревич, из Мигдаль Эмэка, рассказал: «Реб Билиницкий всегда приходил за некоторое время до молитвы Маарив, и учился с нами. Как-то раз он увидел, что некоторые из детей начали болтать, вместо того, чтобы заниматься. Он сказал им, что пришло время учиться. «В одну минуту вы можете вдумчиво рассмотреть все вопросы, и Б-г даст вам ответы на них».

Из-за старости и немощи он не мог ездить к Любавическому Ребе, в Америку, но постоянно писал ему. Бенцион Гроссман вспоминал: «Он был очень особенным во всем, в ежедневном исполнении заповедей. Он делал всё с энтузиазмом и большим чувством, как будто в первый раз».

Реб Ицхак Гольдберг, глава иешивы в Мигдаль Эмэке (Израиль) сказал: «Кто бы ни слышал его молитву, знал, что каждый раз - это молитва особенная. Каждый раз в его голосе ощущалось огромное волнение. Известна среди хасидов ХАБАДа история, которую рассказывал Ребе РАШАБ о том, что «аминь» Билиницкого из Кременчуга пронизывает все небеса».

Что касается скрупулёзности и точности во всем, особенно в Галахе, рассказывают, что когда его жена скончалась, было решено, что она будет похоронена в Эрец Исраэль, однако, в то время произошла забастовка французких авиакомпаний, кроме Того, выпала суббота, и похороны были отложены. Внук Билиницких - Хаим, рассказывал, что семья была удивлена тем, как реб Исроэль, как обычно, встречал Шаббат и пел змирот и нигуны, как будто ничего произошло. Суббота всегда оставалась для него Субботой. И только слезы на глазах выдавали неуемное горе и печаль, которые он внутренне переживал.

В последние годы своей жизни Исроэль Ноах нуждался в помощи и заботе. Его сын Аарон Йосеф заботился и помогал отцу во всём, и для этого он получил от Любавического Ребе благословение. Один из врачей, который наблюдал за состоянием здоровья реб Исроэля, по имени Эзриэль, получил теплые слова от Седьмого Любавичского Ребе - Менахема Мендла Шнеерсона в письме. Это письмо, впоследствие, было опубликовано в «Игрот Кодеш» - собрании писем Ребе.

Исроэль Ноах Билиницкий прожил до 99 лет и скончался на 10 Хешвана 5743/1982 года. Он похоронен на горе Гар Азейтим, в Иерусалиме. Этот замечательный человек, настоящий пламенный хасид из Кременчуга, по-прежнему является примером и источником вдохновения для многих.

Борис Бабилуа

Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама, заявления, связанные с деятельностью компании.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать