Из Кременчуга - на войну. Жизнь рядового Александра

В Кременчуге у каждого десятого кто-то из семьи служит. У пяти из десяти друзей моего младшего брата отцы находятся в зоне АТО, у соседки служит муж, а у подружки - брат. Знакомая история, правда? В городе действует огромное волонтерское движение, способное хоть на немного облегчить жизнь нашим воинам. Но мы все равно волнуемся и переживаем. Не имея возможности даже позвонить и узнать, что с ними, как они, целы ли, здоровы, накормлены ли, мы пытаемся передать им весточку "туда" с гуманитарной помощью.

Сегодня мы расскажем вам историю одного бойца. Самого обычного рядового, у которого в Кременчуге жена и двое маленьких детей.

- Александр, скажите пожалуста, вы домой на долго?

- Я приехал на "побывку", всего на несколько дней, очень соскучился, хотел увидеть родных. Завтра уезжаю обратно. Куда сказать не могу, в целях безопасности.

- А Как ваши родные относятся к тому, что вы воюете?

- Я защищаю свою Родину и это мой выбор. Да, и семья нормально относится,понимает. Вот только старший сын все время возмущается, ему уже шесть лет и он просит, чтобы я не уходил (улыбается).

- Вы говорите о выборе, вы пошли по призыву или добровольно?

- Мне, как и многим кременчужанам, пришла повестка. И я ушел. С начала на учения, а потом в армию.

- В армию забирают всех после учений, даже против воли?

- Не верьте слухам, насильно никто не заставляет. После нескольких недель учений, нам задают вопрос "Кто хочет служить?", и те, кто хочет, идут воевать, а остальные едут по домам.

- Вопрос, волнующий наверное всех матерей и жен, как вас кормят?

- Кормят нас хорошо, полевая кухня, как никак. Готовится все специальной машине, обязательно плотный прием пищи. Тем более, не знаешь, когда получится покушать в следующий раз. И определенного времени толком то нет. Есть, конечно, специальнные часы, но мы же в это время можем быть где угодно. В том числе, и на задании.

- Как прохдят ваши солдатские будни? Много вас?

- Я рядовой, служу в батальоне, в сухопутных войсках, нас там 500 человек, 140 из них - земляки, кременчужане. Каждый день у нас проходит за несколько, бывает можно чуть-чуть отдохнуть, а бывает, что в туалет приходится ходить под себя, лежа. Живем мы разных условиях, чаще - в палатках. Иногда, заходя в уже брошенную деревню, занимаем любое пригодное помещение. Чтобы вы понимали, мы не занимаемся мародерством, просто жить в палатках на солнце не выносимо. Бывает, что помагают местные. Бабушки часто приносят нам домашнюю выпечку, молочные продукты, или яйца.

- Вам недавно привозили гуманитарную помощь, всего хватает?

- Хотя нам и прислали "комки" (военная форма и берцы), честно говоря, всего не хватает. У нас очень плохое обмундирвоание. Аптечки еще с 80-х годов, очки покупаем за свои деньги, как и многое другое. Бронежилеты у нас не отвечают необходимой степени защиты. В зоне АТО нужны броники 4+ и 5, западных производителей. Наши делаются по устаревшим технологиям. Как и каски, которые нам выдали - 60-х и 70-х годов. Конечно такая каска отрекошетит пулю, но от прямой наводки не спасет. Глаза и лицо закрываем руками, опять же, нужны специальные каски, но их у нас нет. А еще, кстати, нам с гуманитаркой прислали много косметики - мыла, шампуни, и, даже, скрабы.

- Вы говорите, что какие-то вещи покупаете за свои деньги, почему? Не спонсируют?

- Нас плохо финансируют, иногда задерживают выплаты и постоянно просят "искать спонсоров". Хотя, по телевизору говорят о колосальных деньгах на нужды армии, но мы этого не видим. Средняя зарплата бойца 6-6,500 грн., и это с официальной доплатой за то, что ты находишься в зоне боевых действий.

- Как вы получаете деньги?

- Практически всем открыли карточки в банках Украины. Если есть какие-то проблемы с документами, то подвозят прямо на место дислокации. У нас в батальоне таких всего лишь 20 человек.

- Мы слышали, что военные часто закрывают уши берушами, это правда?

- Д, конечно, шум минометного огня разрывает барабанные перепонки. У нас был такой случай, когда парень не выдержал шума автоматной очереди, у него кровь из уха потекла, моментальный разрыв.

- А как проходит освобождение населенного пункта?

- большую роль играет тактика, разведка узнает, где сидит враг, а затем дает приказ нам начать наступление. Если нет гражданских лиц, огонб начинаем через 2-30 мин, иногда через час.

- Но ведь часто люди остаются в домах, что вы делаете?

- Я не могу вамэтого рассказать, не имею права. Скажу лишь то, что иногда люди прячутся в подвалах неделями, боясь выходить.

- Как вас встречают?

- Многие радостно встречают, а некоторые говорят "чего так долго?". Есть и единицы, которые до сих пор на стороне народных республик, но таких очень мало, к счастью.

- Часто говорят сейчас о бездумном и нерациональном руководстве, что вы можете рассказать нам об этом?

- Есть такое, не отрицаю. В армии мало людей, действительно профессионалов, все они добровольцы, либо учителя. Вот, на учения, к примеру, приезжали специалисты, служившие в Афганистане. Они рассказали как правильно обезвредить мину, бомбу, рассказывали, как обороняться, учили тактическим навыкам, в общем - передавали опыт. Но, при этом, слаженности в нашей армии нет. На руководящие должности набирают теоретиков, что иногда приводит к казусам.

- Ну и, наконец, скажи, когда по вашим прогнозам закончится война?

- Не знаю, но мерки для зимней формы с меня уже сняли.

Вот такой разговор получился с рядовым Александром. Надеемся, что он и его товарищи, да и все те, кто сейчас защищает свою страну, вернутся домой целыми и невредимыми.

AvnLRcNsa1YnN-DBjWYTJksBWVqLABqdEsXyOkDCaqYE

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)