Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО)

К этой своей поездке в Галицию я готовился загодя. Давно хотелось побыть на могилах предков, покоящихся в Тернополе, на старинном Микулинецком  еврейском кладбище, где я не был с 1976 года.  Кроме прочего, во Львове мне необходимо было провести ряд важных встреч и переговоров,  да к тому же проходящий традиционно в августе фестиваль «Львов Клезфест» - просто обязывал отложить все дела в Кременчуге и поехать на запад Украины.

Когда-то давно бабушка рассказывала мне, как жили евреи в Австро-Венгрии, как бурлила еврейская жизнь в местечках Подолии и Галиции, каким был Лемберг-Львов, с его старинным  еврейским кварталом, Тернополь с его «жидовским» предместьем.

Евреи  поселились во Львове с 1352 года, возле подножия горы Высокий Замок они образовали предместье (в будущем разросшееся и получившее название «Краковского» ). Во второй половине 14 века отдельная община образовалась в самом городе, внутри городских стен. Первое упоминание о львовской городской общине относится к 1387 году.

Евреи Львова имели право жить лишь в границах своего квартала. Гетто имело две основные улицы:  часть современных улиц Ивана Фёдорова и Староеврейской.  С восточной стороны его границей была стена городского арсенала, с южной — городская стена. Западная граница образовывалась стеной, которая ограждала квартал от улицы Скотской (ныне Сербская). С севера еврейские дома прилегали к задним частям домов на улице Русской.

На ночь Еврейские ворота закрывались со стороны города и изнутри.

В 1550 году в еврейском квартале проживало 352 человека, здесь была отдельная синагога, другие религиозные и общинные учреждения.

Общим у городской и предместной общин было кладбище, которое впервые упоминается в 1441 году.

Большое количество евреев прибыло во Львов после 1569 года с запада, когда согласно Люблинской Унии, поляки и евреи получили право переезжать восточнее, на земли  Великого княжества Литовского.

Основным занятием в еврейском  квартале была торговля, евреям было разрешено также заниматься ремеслом и ростовщичеством. Поскольку евреи выступали серьезными  конкурентами купцов и ремесленников, это вызвало ненависть горожан. Богатые евреи также арендовали у феодалов их имения и право торговли спиртными напитками в их владениях.

Городские власти запретили евреям селиться вне квартала и ограничивали их торговлю.

В 1656 году король Ян II Казимир издал запрет сдавать евреям в аренду дома и лавки за пределами еврейского квартала. В 1709 году этот запрет подтвердили городские власти Львова, а в 1710 году король Август II. Однако, евреям удавалось обойти этот запрет:  в 1738 году насчитывалась  71 лавка без права торговли, принадлежавшая евреям.

В львовском еврейском квартале со временем разрослось население и становилось очень тесно. В 15-16 веках цены на землю на территории гетто возросли в сто раз. Поэтому в гетто появились самые высокие, до пяти этажей, жилые дома в городе.  Скученность и теснота приводили к пожарам и эпидемиям.

Частыми были погромы:  в 1572, 1592, 1613, 1618, 1638, 1664 (в  1664 в гетто убили  129 человек), продолжались они и в XVІІІ веке.  Погромы совершали шляхта, солдаты, студенты Иезуитской Коллегии.

Во второй половине XVII веке многие жители еврейского квартала из-за перенаселенности стали переезжать в принадлежавшие польским аристократам города  Жолкву, Свирж, Бучач, в конце XVII века — в Броды.

Во второй половине XVIII века городская община формально объединилась с предместной. 

По указу о веротерпимости, изданному австрийским императором Иосифом II в 1789 году для евреев Галиции, они были объединены официально. Как и раньше, евреи имели право жить только в пределах своего квартала. Это положение сохранялось до отмены запрета в 1868 году, когда богатые покинули гетто, остались бедняки.

Сохранились руины синагоги Золотая Роза, которая была построена в стиле ренессанс в 1582 году. Это была главная синагога еврейского квартала. Остались здания, которые занимали хедер и миква, здания, которые когда-то принадлежали еврейским старейшинам.

Староеврейская улица была проложена во время локации (основания) нового центра Львова немецкими колонистами в XIII веке параллельно между южной стороной площади Рынок и городскими стенами. Нечётную сторону бывшей ул. Векслярской (от ул. Галицкой до ул. Сербской) до конца XVIII века составляли в основном тыльные стороны каменных домов южной стороны площади Рынок. В то же время тыльные стороны чётной стороны улицы выходили к Высокой стене (городским укреплениям). После того как Высокую стену разобрали, образовалась ул. Новая (ul. Nowa, теперь ул. Братьев Рогатинцев). К середине XIX века эта часть улицы была населена в основном христианами, в 1870—1940 годах стали преобладать евреи; в начале ХХ века здесь было много магазинов мебели и кожаных изделий. В начале ХХ века среди жителей бывшей улицы Капитульной преобладали римо-католики, а на ул. Векслярской и Еврейской — евреи.

По нынешней ул. Сербской начиналось средневековое еврейское гетто. Во время локации евреям разрешили селиться в юго-восточном углу Середместья, причём в правовом отношении они подчинялись магистрату, в отличие от еврейской общины Краковского предместья, которая подчинялась королевским старостам. Гетто было ограждено стенами, причём стена перегораживала и нынешнюю Староеврейскую на углу с улицей Сербской.

Синагога «Турей Загав», или «Золотая Роза» - была поистине жемчужиной еврейского квартала старого Львова. Синагога Нахмановича  «Турей Захав»  уничтожена гитлеровцами в июле 1941 года. Она была памятником архитектуры ренессанса, святыней и гордостью львовской городской еврейской общины. Находилась на территории средневекового львовского еврейского квартала, в доме 27 по улице Ивана Федорова (нынешнее название с 1949, ранее — Бляхарская (1944) — Клемперштрассе (1941) — Бляхарская (1871) — Еврейская (XIX ст.) — Русская боковая (1863) — Доминиканская боковая (1805)).

Название «Золотая Роза» — «Турей Захав»  происходит от названия основного произведения Давида Галеви,  комментатора  «Шульхан Аруха». Давид  Галеви был автором ритуального кодекса, и, поскольку он часто здесь молился, то и синагогу назвали в честь его произведения. Со временем значение названия забылось, и стали произносить —  «Турей Рейзл».

Здание было построено на средства главы львовской еврейской общины Исаака Нахмановича (Исаака бен Нахмана) в 1582 году. Земля для строительства синагоги была выбрана городскими властями не случайно. В 1493 году в доме на этом месте был устроен первый во Львове дом разврата, который после его закрытия, как и землю на которой он стоял, никто из горожан не пожелал купить. Выделение городскими властями именно этого участка земли было утонченной формой оскорбления еврейской общины.

Архитекторы из Италии — Павел Счастливый и Амброзий Прихильный придали сооружению черты архитектуры ренессанса с реминисценциями готики. Это была вторая городская синагога во Львове, на строительство которой власти долго не давали разрешение. В конце концов, римокатолический архиепископ, разрешая её строительство, приказал, «чтобы неверные жиды не строили синагоги видной и ценной, но обычную, средней меры». Синагога, первоначальное название которой было «Турей Захав», стала называться в народе по имени госпожи Розы,  которая снискала славу большой благотворительницы.

Роза была богатой и чрезвычайно набожной вдовой, женщиной божественной красоты - невесткой  Исаака Нахмановича. Она всегда занималась бедными, больными и давала для них значительные пожертвования.  Видев бедствия и страдания, которые выпали  на долю еврейского народа, Роза не задумываясь отдала все свое имение на выкуп святыни. Львовский архиепископ, согласно легенде, увидев  красавицу  Розу,  сразу влюбился и согласился добровольно отдать святыню израильскому народу, при условии, если Роза останется навсегда с ним. Большая радость охватила  еврейскую общину, люди собралась в синагоге прославить Господа Бога. Не забыли львовские иудеи в молитвах и свою отважную спасительницу — пани Розу Нахманович.

В конце XVI века иезуиты решили соорудить во Львове монастырь и для этого выбрали участок, на котором стояла синагога. В 1603 году король Сигизмунд III подарил им этот участок, а суд конфисковал здание. Однако проход к зданию был через дом Мордехая Нахмановича, который запретил иезуитам проходить через его владения. Судебный спор ордена иезуитов с львовскими евреями продолжился, в результате чего синагогу вернули семье Нахманович в 1609 году.

Это здание было центром общественной и религиозной жизни средневекового еврейского квартала и одним из красивейших в  Восточной Европе. В 1930-х годах её исследовали специалисты, которые выполнили архитектурные обмеры и фотофиксацию.

Архитектурный памятник был безжалостно разрушен гитлеровцами в  1941 году. Остатки синагоги продолжали разрушать и осквернять местные жители.

Остатки старинной синагоги объявлены памятником архитектуры местного значения. Она включена в Программу воспроизведения выдающихся памятников истории и культуры Украины (утверждена правительством Украины в 1999 году).

По сообщению газеты The Guardian, в конце августа 2011 года во Львове начался снос остатков синагоги «Золотая Роза». Разрушение синагоги было, по утверждению газеты, предпринято украинскими властями в преддверии турнира «Евро-2012». Особое возмущение было вызвано тем, что на месте уникального памятника планировалось построить гостиничный комплекс, при том, что в УЕФА существует широко разрекламированная программа по «удалению расизма из футбола». Отель принадлежал Владимиру Губицкому, заместителю председателя Львовской облгосадминистрации, ответственному за сохранение культурного наследия.  Глава города Андрей Садовый утверждал, что на территории синагоги не ведётся никакое строительство. Он писал, что строительство  отеля ведётся на соседней улице,  и претензии к его исполнителям  с синагогой не связаны.  8 сентября  2011 года,  канцелярия руководителя Главного управления по гуманитарным и общественно-политическим вопросам администрации президента Украины  А.Герман распространила сообщение, согласно которому градоначальник Львова известил её о приостановке строительства на месте старинной синагоги. 

Благодаря активной деятельности господина Мейлаха Шейхета – директора Представительства Американского Объединения Комитетов для евреев бывшего Советского Союза удалось остановить беззаконие. Еврейской общине удалось вернуть некоторые пристройки и подсобные помещения синагоги «Турей Захав».

Интерьер синагоги «Турей Захав» представлял собой четырёхугольный зал с готическими сводами, опиравшимися на ренессансные консоли. На каждой из трёх стен были два стрельчатых окна.  Арон а-Кодеш в виде каменного ренессансного портала находился на возвышении около восточной стены. Поскольку синагога не могла быть выше жилых домов, пол синагоги «Золотая Роза» был углублён в землю. В плане синагога занимала площадь 11 х 9 метров.

В 1838 году, во Львове состоялась  встреча цадика из Ружина Израиля Фридмана и крайз-раввина Галиции Якова Оренштейна. Раввин Яков Оренштейн был известным талмудистом и думал, что ружинский цадик желает обсудить с ним галахические вопросы. Вместо этого, рабби Израиль спросил у крайз-раввина: «Каким материалом кроют крыши во Львове?». «Железным листом», – ответил Яков Оренштейн. «Почему же железным листом?», – не унимался посетитель. «Потому, что это больше предохраняет от пожаров», – был ответ. «Но ведь для этого можно было бы крыть черепицей?», – возразил рабби Израиль. На этом разговор прервался.

Узнав о необычном споре в доме крайз-раввина, находившийся в это время во Львове цадик Мендл Премышлянер истолковал беседу следующим образом: «Рабби Израиль Ружинский подразумевал под крышами духовных вождей, которые своей праведностью должны защищать город, как крыша защищает дом. У такого вождя сердце должно быть чувствительным, как хрупкая черепица. Так почему же он, раввин, твёрд как железо?»

Тема диспута стала актуальной через  170 лет, когда 2 августа  2009 г. ураган сорвал кровлю со старинной Львовской синагоги на ул. Угольной,3. Эта синагога была построена через 6 лет после спора раввинов о львовских крышах.

Спасение синагоги от разрушения теперь зависит от чувствительности современного раввина и всех львовских евреев.

Небольшая улочка Угольная соединяет площадь Теодора, которую евреи ранее также называли Угольной, с улицей Мстислава Удалого (до 1940 г. Старозаконная, «старозаконный» – «еврейский», пол.). Можно предположить, что это название связано с торговлей в этой части города древесным углём. Территория от пл. Теодора на юг, до ул. Санской (до 1940 г. Божничая, «божница» – «синагога», пол.) в ХVII-ом веке называлась «Познанским двором», и с 1462 г. принадлежала львовской семье Мошковичей. На этой территории в течение 600 лет располагался еврейский квартал Краковского предместья, первое упоминание о котором датируется 1367 г.

Инициатива строительства новой хасидской синагоги, или на идиш «Клойз», принадлежит цадику из Комарно Исааку Айзику Сафрину (1806-1872), бывшему в то время раввином Жидачева. Как гласит предание, именно цадик из Комарно убедил одного из своих приближённых, купца Якоба Гланзера построить синагогу во Львове. Раввин Исаак Айзик Сафрин предложил сделать девизом новой синагоги отрывок из утренней молитвы, заимствованный из книги «Эйха»: «Хадашим левкарим раба эмунатха». В вольном переводе  данное изречение можно истолковать следующим образом: «Многократно обращаемся к вере Твоей…». Первое слово из вышеупомянутого отрывка «Хадашим» (хадашим – новые, ивр.), или в соответствии с ашкеназийским произношением Хидушим, и должно было стать названием синагоги на ул. Угольной.

Первый взнос в строительство новой синагоги Якоб Гланзер сделал 11.09.1840 г. Можно предположить, что он купил уже готовый дом у Якоба Уртермана и Лейба Хешелиса, расположенный на земельном участке №87¾. В этом доме вскоре была открыта Талмуд-Торa, в которой преподавание Танаха объединили с изучением произведения «Шивхей Бешт» – собранием изречений основателя Хасидизма Балшемтова. Учеников Талмуд Торы и их последователей стали называть «Хидушим».

В 1842 году австрийские власти проигнорировали итоги общинных выборов, и назначили в руководство еврейской общины Львова представителей «Гаскалы». Новое правления еврейской общины находилось в состоянии острого конфликта с ортодоксальным духовенством и последователями хасидизма. Ортодоксальные раввины Львова, начиная с 1815 г., в пылу борьбы с маскилами неоднократно объявляло херемы (отлучения) сторонникам еврейского просвещения. Представители Гаскалы отвечали своим оппонентам литературными памфлетами, обвинениями ортодоксов в фанатизме, невежестве и в противодействии просвещению. Не брезгали маскилы и доносами в государственные инстанции.

18.02. 1842 г., львовский еврей, Марк Вольф Этингер донёс в городскую канцелярию, что в доме на ул. Угольной происходят незаконные собрания «миньяна» (миньян – 10 еврейских мужчин, необходимых для коллективной молитвы). Жалоба повторяется 22.07. 1842 г. Теперь в организации «незаконного богослужения» прямо обвиняются: Якоб Гланзер, Даниэль Мунд, Арон Вебер и другие члены общины «Хидушим». В своих доносах жалобщики ссылались на распоряжение Галицкого губернатора от 22.08.1823 г., согласно которому евреям было запрещено молиться в частных домах.

Чтоб наладить отношения с правлением Львовской общины, Якоб Гланзер в августе 1842 г. сделал взнос 40 золотых ренских в фонд предстоящего строительства прогрессистской синагоги «Темпль». После этого, он, без каких-либо серьёзных препятствий, окончил строительство синагоги и 23.02.1844 г. обратился к властям за разрешением на её открытие.

Однако, со стороны руководства львовской еврейской общины последовал отрицательный ответ. До начала строительства было оговорено, что Якоб Гланзер построит Талмуд Тору в комплексе с бейт мидрашем. В итоге оказалось, что синагога Якоба Гланзера с двумя ярусами галерей стала второй по величине во Львове, после Большой городской синагоги, и самой большой на Краковском предместье. В то же время, строительство «Темпля» только началось в 1843 г., и до его окончания было ещё далеко. С целью ускорить процесс легитимации нового здания, Якоб Гланзер 17.03.1844 г. передал в фонд строительства прогрессистской синагоги дополнительно 900 золотых ренских, и уже 19.03.1844 г. получил долгожданное разрешение на проведение богослужений.

Новая жалоба от 20.06.1844 г. поступила от Нухима Таубес, где он обвиняет в организации «тайного миньяна» Е. Чертковера, Сарру Орнштейн, Арона Ставранека, Хаима Каца и других хидушим. Доносы в той или иной форме продолжались вплоть до открытия «Темпля» 18.09.1846 г.

В одной из последних жалоб, поданной 19.02.1848 г., говорилось, будто бы в Талмуд-Торе, встроенной в здание синагоги, на втором этаже оборудован тайный бейт мидраш, в котором на молитву собираются: Ишуе Ваксман, Иегуда Рейтер, Мендель Рихтер, Даниэль Мунд и Арон Вебер. Власти начали расследование, во время которого синагога была закрыта до начала апреля. В ответе на донос, от 3.04.1848 г. известный львовский издатель Абрагам Иосиф Мадфес писал, что обвинения в адрес габая синагоги Якоба Гланзера (габай – староста, ивр.) в финансовой поддержке исключительно ортодоксов и хасидов являются абсолютно безосновательными, поскольку руководитель общины Хидушим дал на строительство «Темпля» 940 золотых ренских. Тогда, как председатель Львовской еврейской общины, адвокат Эммануил Блюменфельд пожертвовал в фонд строительства Прогрессистской синагоги всего лишь 100 золотых.

После Якоба Гланзера габаем синагоги на ул. Угольной становится Абрагам Мадфес (мадфес – «печатник», ивр.). Абрагам Иосиф Мадфес был в четвёртом поколении потомком книгопечатника Ури Фебуса Галеви, который в 1690 г. переехал из Амстердама в Жолкву, и получил от «Ваада» право на печатание еврейских книг (Ваад 4-х земель – верховный совет евреев Польши). В 1782 г. австрийские власти решили объединить еврейские типографии потомков Ури Фебуса Галеви в одну, и перевести её из Жолквы во Львов. В столичном городе Галиции еврейская типография существовала не долго, и многие её работники к 1793 г. вернулись в родную Жолкву. Из всех потомков Ури Фебуса Галеви наиболее продолжительно изданием еврейских книг во Львове занимался Абрагам Иосиф Мадфес. Его типография на ул. Казимировской, №21 (ныне Городоцкая) работала до начала ХХ-го века.

Абрагам Мадфес был почитателем цадика и раввина Шолома Рокаха из Белза. В этот период центром деятельности белзских хасидов во Львове становится синагога на ул. Угольной. В дальнейшем, такие цадики, как адмор Исахар Дов из Белза, раввин Мордехай Пельц и другие по приезде во Львов первым делом посещали синагогу Якоба Гланзера на ул. Угольной (адмор: адонейну, рабейну, морейну – «наш господин, раввин и учитель», ивр.). В самой синагоге наиболее известными раввинами в разное время были: Гирш Баразер, Моше Велвл из Жозы, Нафтали Герц Раппопорт.

В средине 1870-х годов, по инициативе краковского раввина Шимона Шрайбера была основана еврейская организация религиозных ортодоксов «Махзикей хадас» («поддерживающие веру», ивр.), которая в своей деятельности в Галиции опиралась на хасидские круги. Во Львове «Махзикей хадас» была зарегистрирована в 1878 г. Раввин синагоги на ул. Угольной Файвиш Авнер был руководителем «Махзикей хадас» в Галиции. С 1879 г. начала выходить газета «Кол Махзикей хадас», которая печаталась в типографии Абрагама Мадфеса до начала 1890-ых годов, а её первым редактором с 1879 г. был родственник Абрагама, Осия Вильф.

В период между двумя мировыми войнами, наиболее известенным раввином синагоги на ул. Угольной стал деятель религиозного образования Моше Лустиг.

По требованию городских властей, в 1853 г. крышу синагоги покрывают металлическими листами. В 1875 г. у западного фасада синагоги, со стороны ул. Закутной к стене пристраивают лестницу, ведущую на галереи для женщин. Лестница, имевшая в ширину 1,2 метра, вскоре оказалось узкой из-за большого скопления не ней женщин, которым не всегда хватало места на галереях. Городские власти потребовали укрепить лестницу, так как существовала угроза её обвала. Реконструкция затягивалась, и по распоряжению Львовского магистрата с 22.06 по 14.11.1882 г. доступ на галереи в синагоге на ул. Угольной был закрыт. В этом же году архитектор Иосиф Энгель изготовил проект, согласно которому у западного фасада Талмуд Торы предполагалось сделать пристройку и оборудовать в нёй лестничную клётку. Вторую лестничную клетку построили в сенях с целью разделения женских и мужских потоков в здании ортодоксальной синагоги.

С уходом из жизни Абрагама Мадфеса, синагога на ул. Угольной осталась без преданного покровителя. В начале XX-го века здание синагоги Якоба Гланзера переходит в собственность Львовской еврейской общины, которая решает её обновить. Осуществить реконструкцию синагоги в 1912 г. поручают львовскому архитектору Владимиру Подгородецкому. Во время работы над проектом архитектор возвращается к первоначальному замыслу о возведении лестницы у западного фасада. Только теперь он предлагает сделать её каменной, в виде галереи, с покрытием от дождя. Изменяется интерьер синагоги. Ему придаётся нарядный вид в стиле барокко, с элементами рококо. Перекрытия на галереях и в Талмуд Торе укрепляются металлическими двутавровыми балками. При этом у северной стены Талмуд Торы, после возведения третьего этажа, также устраивают галереи.

Потолок синагоги разрисовывается, а южная стена молитвенного зала украшается живописными библейскими пейзажами. Фасад синагоги также оформляется в стиле рококо. Над удлинёнными окнами молитвенного зала добавляют круглые окна – люнеты с оригинальным декоративным обрамлением.

В конце ноября 1918 г., во время польско-украинской войны за Львов, вспыхнул погром, во время которого погибло 73 еврея. Особенно сильно пострадал еврейский квартал Краковского предместья. По рассказам очевидцев, во время погрома фасад и интерьеры синагоги на ул. Угольной были сильно повреждены.

Документы о реставрации синагоги в 1920-ые гг. не выявлены. Судя по современному виду синагоги на  ул. Угольной, такие работы проводились. Оформление фасадов значительно упростилось из-за невозможности восстановления барочных деталей. По рисунку капителей пилястр и металлических ворот со стороны ул. Закутной видно, что при создании нового облика синагоги были использованы элементы модерна. Не известно насколько полно был воплощён замысел архитектора В. Подгородецкого перед Первой мировой войной, но и сохранившиеся до сих пор детали оформления молитвенного зала синагоги на ул. Угольной впечатляют.

После Второй мировой войны из 35 зданий львовских синагог сохранились только 4. В их числе оказалась и синагога Якоба Гланзера на ул. Угольной. Из рассказов людей, переживших немецкую оккупацию, известно, что в синагоге накапливались и хранились товары перед оживлёнными торгами, которые в 1940-ые годы проводились на пл. Теодора. Подтверждением тому является ниша на фасаде со стороны площади, оставшаяся после закладки ворот, пробитых под вторым слева окном.

С лета 1944 г. стены синагоги со стороны пл. Теодора и ул. Угольной были оклеены объявлениями евреев, которые после Катастрофы разыскивали уцелевших родственников. Желая помочь людям в поисках, адвокат Давид Соболь открыл бюро регистрации на ул. Ш. Руставели, №10. На 21.09.1944 г. во Львове зарегистрировалось 3400 евреев, среди которых довоенных львовян оказалось лишь 820 человек.

В 1945 году, вместе с договором о дружбе и сотрудничестве между СССР и Польшей, было заключено соглашение о репатриации польских граждан на родину. Евреи, желавшие вернуться в Польшу, временно проживали в бывшей Талмуд Торы на ул. Угольной. Некоторым львовянам не нравилось, что евреи начали возвращаться во Львов и требовать возвращение синагоги, используемой местными перекупщиками как склад.

14.06.1945 г., в 18.00, в синагогу на ул. Угольной явились старший следователь прокуратуры Львовской области Лавренюк, начальник оперативной группы НКВД, старший лейтенант Маляр и сотрудник милиции Храмов проверить «факт убийства детей в еврейской синагоге». Они начали осмотр «на предмет обнаружения в здании людских трупов и крови». При осмотре присутствовали: раввин Берко Копылович Трахтенберг и староста Кароль Зуехович Шварц. При осмотре здания, как в квартирах (в бывшей Талмуд Торе – И. Г.), так и в зале синагоги труппы не обнаружены. Данный милицейский протокол и является самым первым документом, свидетельствующим о наличии в синагоге на ул. Угольной еврейской жизни.

В том же 1945 г., стараниями Давида Соболя была зарегистрирован Устав «Еврейской общины в г. Львове». Узнав, что сотрудники МГБ установили за ним слежку, Давид Соболь вместе с группой любавичских хасидов в октябре 1945 г. внезапно покинул Львов.

В том же году (1.10.1945 г.), Львовская еврейская община обратилась с Совнарком СССР с просьбой передать ей здание ещё одной львовской синагоги на ул. Марко Вовчок, №14. Свою просьбу львовские евреи мотивировали возросшей численностью общины, до 5-ти тысяч человек, и аварийным состоянием здания.

Следующим председателем еврейской общины Львова становится Лев Израилевич Серебряный, который занимал высокую по тем временам должность уполномоченного Укртрансторгснаба по Западным областям Украины и Молдавии. В начале 1946 г. Лев Серебрянный представил на утверждение областному Совету по делам религиозных культов новый Устав еврейской общины, в котором он предложил слово «религиозная» вообще не упоминать. Новое название звучало так: «Добровольное товарищество – еврейская община г. Львова». Главными целями и задачами Общины являлись: поднятие политического, национально – культурного сознания, и осуществление мероприятий по улучшению материально-бытовых условий еврейского населения Львова.

Следует отметить, что вплоть до 1948 г. в СССР существовала строгая карточная система распределения продуктов.

Затраты: на ремонт синагоги составили 2775 руб.; приведение в порядок кладбища – 5540 руб.; и т. д. В новое правление Общины избраны: Канторович, 63 г., шойхет (шойхет-резник, ивр.); Шварц – сын резника, фронтовик, начальник цеха меховой фабрики; Эрлих – по образованию педагог, кассир на железной дороге; Барский – кукловод Львовского театра кукол; и другие.

В докладе уполномоченного Совета по делам религиозных культов Львовской области П. Кучерявого говорилось: «Считаю, что еврейская община Львова больше похожа на общину торгашей – коммерсантов, чем на религиозную. Исполнительный орган на 90% занимается вопросами распределения заграничных посылок, сбором денег, якобы, на благоустройство кладбища, синагоги и оказания помощи бедным…

Несколько раз председатель общины Серебряный обращался ко мне за разрешением допустить приезжих артистов-евреев (Шульмана, Александровича) выступить в синагоге с концертом не как артистам, а как канторам. Причём, все деньги, вырученные от такого «концерта», уплатить несколько десятков тысяч рублей артисту, а остальные использовать на благоустройство кладбища и синагоги. Считаю своим долгом заявить, что всякие концерты и выступления артистов в синагоге мною запрещены, т. к. синагога есть молитвенный дом, а не театр и коммерческое предприятие».

Благотворительная деятельность Львовской еврейской общины оказалась явно не по нраву местным властям. 25.03.1947 г. Лев Израилевич Серебряный был арестован, и обвинён «в проведении активной антисоветской деятельности, и в поддержании связи с заграничными сионистскими организациями по нелегальной переправке еврейских националистов за границу, под видом польских переселенцев». 21.01.1947 г. Льва Серебряного приговорили к 5 годам исправительных лагерей. 4.09.1956 г. дело в отношении Л. Серебряного было пересмотрено, и он вернулся во Львов.

Совершенно по-иному причина ареста председателя еврейской общины Львова изложена в 7-ом разделе книги «Воспоминаний рабби Йосефа Ицхака Шнеерсона». Данная глава называется «Преследования хасидов во Львове в 40-х годах».

В книге имя председателя еврейской общины Львова не называется. Однако, основные детали дела Льва Серебряного: арест связной из Прибалтики, встречи с довоенным председателем еврейской общины Риги и бывшим руководителем «Агудат Исраэль» Латвии Мордехаем Дубиным, дата ареста М. Серебряного, – в точности совпадают. В одном из отрывков вышеупомянутой книги о председателе еврейской общины Львова говорится: «2 октября 1946 года начальник управления контрразведки Северной группы войск в оперативной сводке докладывал центру: «Из имеющихся у нас данных известно, что председатель Львовской религиозной еврейской общины связан с сионистским подпольем, и получает от руководителей сионистских организаций в Польше деньги и указания по отправке советских граждан-евреев из СССР в Польшу». На это сообщение даёт ответ некий оперативник львовских органов, что указанный в телеграмме сотрудник эвакуационной комиссии и председатель еврейской общины «X» был завербован им в 1946 году. Он неоднократно «сообщал ряд ценных материалов, и за время нахождения X у него на связи, последний не подозревался ни в двурушничестве, ни в дезинформации». Другой сотрудник органов безопасности сообщил о том, что председатель еврейской общины X передал информацию о прибытии во Львов 6.11.1946 г. большой группы евреев, просивших содействия в выезде за границу: «Представитель этой группы (женщина) вручила в виде аванса 50 и 100 тысяч рублей». X передал деньги чекисту, а затем они «были сданы в доход государства, а женщина-связная арестована».

Возникает вопрос: если Лев Серебряный был секретным сотрудником МГБ, то почему же его арестовали и осудили к 5-ти годам лишения свободы? В средине 1990–ых годов, по просьбе автора книги «Общины иудейского вероисповедания в Украине. Киев, Львов: 1945-1981» Михаила Мицеля, директор Киевского института Иудаики Леонид Финберг направил в СБУ Львовской области запрос о судьбе Льва Израилевича Серебряного. В официальном ответе СБУ приводится краткая биография, из которой следует, что с 1919 по 1926 гг. Лев Серебряный служил в органах государственной безопасности. В то время органы безопасности назывались ВЧК, а, как известно, бывших чекистов не бывает.

После сообщения контрразведки Северного округа у львовского отдела ГБ возникли подозрения в двойной игре Льва Серебряного. В материалах следствия имеется также сообщение московского агента о том, что при встрече с Мордехаем Дубиным во Львове «гражданин X предупредил его о готовящемся аресте и рекомендовал срочно выехать в Москву». Когда же Xпредъявили это агентурное сообщение, ему пришлось подтвердить факт «двурушничества».

Можно предположить, что сотрудничество с органами Лев Серебряный обусловил договорённостью: он будет поставлять интересующую МГБ информацию, в том числе о репатриантах в Польшу, а власти не станут вмешиваться в дела местной еврейской общины. Возможно, этим и объясняется послевоенная благотворительная деятельность правления Львовской синагоги, которая с самого начала выходила за рамки существовавшего в то время законодательства о религиозных культах. Лев Серебряный оказался заложником своего непростого времени, и вынужден был жить по его законам.

В отчёте уже знакомого нам уполномоченного Совета по делам религиозных культов Львовской области В. Кучерявого за ІІ-ое полугодие 1947 г. говорилось: «Еврейское религиозное население Львова меньше стало посещать синагогу за всякими подачками, как это было при Серебряном. Исполняющий обязанности председателя еврейской религиозной общины Махновецкий Яков Самойлович постепенно отходит от метода сбора средств для «бедных» и распределения их среди «нуждающихся» евреев. Еврейская община не получает в 1947 г. посылок из-за границы, как это было в 1946 г. …

Я считаю, что еврейская религиозная община является наиболее назойливой нарушительницей существующего законоположения по религиозным культам…

Всячески старается проводить коммерции, сделки с расчётом, чтоб ежедневно иметь «свежую копейку». Махновецкий и Шварц мне заявили, «что скоро будет восстановлено кладбище и отремонтирована синагога, а вы нам запрещаете заниматься сбором средств, отвечать на письма из-за границы, не разрешаете торговли кошерным мясом, то нам в синагоге делать нечего!».

7.10.1949 г., в адрес уполномоченного Совета по делам религиозных культов во Львовской области поступила жалоба от председателя Львовской религиозной общины Якова Махновецкого: «В воскресенье 2 октября с. г., в 17.30 в стенах синагоги, при исполнении своих служебных обязанностей я подвёргся оскорблению и избиению…

Возможно, это в виде мести мне за помощь, которую я оказал органам власти в раскрытии государственного преступника – изменника Родины, бывшего председателя еврейской религиозной общины – Серебряного…».

Буквально через месяц, 4.11.1949 г. после вышеупомянутых событий в адрес секретаря ЦК КПУ Н. С. Хрущёва поступило информационное сообщение от уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совмине УССР П. Вильхового: «Раввин синагоги Зильберфарб Шмуль в проповеди, произнесённой в синагоге, призвал еврейское население к сбору пожертвований в пользу братьев в государстве Израиль. В мае 1948 г. еврейская религиозная община Львова явилась инициатором «торжеств», в связи с организацией государства Израиль…

Около синагоги в дни еврейских религиозных праздников уполномоченный Совета по делам религиозных культов подвёргся неслыханному и грубейшему оскорблению с угрозой применения к нему оружия со стороны работника милиции Шлепака Бориса Хаймовича, еврея по национальности, что является беспрецедентным в практике нашей работы по религиозным культам. Гр. Шлепак, как ответственный работник органов МВД, вместо наблюдения за сохранностью порядка и законности, фактически возглавил фанатически настроенную толпу верующих евреев своей националистической выходкой против уполномоченного тов. Кучерявого…

За явное нарушение существующего законодательства о культах, в связи с происшедшим инцидентом, нами распущена и снята с регистрации «двадцатка», исполнительный орган общины и раввин. Поставлен вопрос о необходимости перемещения синагоги на окраину города».

Шёл 1949 год. Год начала борьбы с «космополитизмом», расстрела Антифашистского комитета еврейской общественности и разгрома еврейской культуры в СССР. По запросу ЦК КПУ начальник УМГБ Львовской области полковник Майструк подал информационную «Справку на Львовскую синагогу». В ней в частности сообщалось: «В городе Львове по ул. Угольная, №3 размещается синагога, существующая ещё с буржуазной Польши. Установлено, что в период немецкой оккупации синагога была закрыта  и возобновила свою деятельность в 1944 г. …

До октября месяца 1945 г. председателем еврейской общины при синагоге был доктор Соболь Д. В., разрабатывавшийся УМГБ по подозрению в причастности к агентуре американской разведки…

Средняя посещаемость синагоги верующими евреями ежедневно достигает 45-50 человек, а в праздничные дни 1000-1200 человек. За нарушение общественного порядка в синагоге… 5.10.1949 г. уполномоченным был распущен комитет еврейской общины. Раввин Гурарий Янкель Самойлович и кантор Зильберфарб Шмуль Мошкович от исполнения обязанностей отстранены…».

Как следует из отчёта уполномоченного Совета по делам религиозных культов В. Кучерявого за 1950 г. и за I-ый квартал 1951 г., синагогу на ул. Угольной всё же не закрыли, а «двадцатку» не разогнали. Отчёт начинался как обычно: «…Здание синагоги находится в центре Львова на базарной площади и служит местом сближения спекулятивных, торговых и коммерческих элементов…

Благодаря борьбе советских органов и особенно после беспрецедентного случая нападения на меня (3.10.1949) со стороны ярого националиста – Шлепака Бороха Хаймовича, который осуждён судом военного трибунала на 6 лет лишения свободы, делом которого занимался лично секретарь ЦК КП(б)У тов. Никита Сергеевич Хрущёв…

Если в пасхальные праздники 1950 г. помещение молитвенного дома не вмещало всех прихожан, то в такой же праздник 1951 г. прихожане сократились почти на 30-35%… Причину сокращения посещений синагоги в дни праздника прихожанами объясняю следующим: за посещение осенних праздников 1950 г. в рабочие дни отдельные служащие и продавцы магазинов были объектами обсуждения на предприятиях и учреждениях, и некоторые из них, как прогульщики и нарушители дисциплины, были устранены от занимаемой должности…».

Это был последний отчёт В. Кучерявого. Неизвестно почему милиционер Борис Шлепак угрожал пистолетом уполномоченному. Можно предположить, что своим приходом в синагогу в Судный день и вызывающим поведением, Кучерявый и спровоцировал конфликт.

Новый уполномоченный Совета по религиозным культам М. Дриль свой первый отчёт составил 4.05.1953 г.: «Иудейскую синагогу в пасхальные дни посетило в этом году больше на 350-400 человек, чем в прошлом. Особенно многолюдным был 8-ой день праздника, в синагоге было 1600 человек. На мой вопрос к председателю еврейской общины Махновецкому Я. М., чем всё же объяснить большее посещение синагоги в этом году по сравнению с предыдущим годом, последовал ответ: «…В синагогу приходит много неверующих евреев из любопытства, а главное потому, что в этом году у людей было хорошее настроение, вызванное правительственным сообщением «В министерстве внутренних дел», о реабилитации группы врачей. Это сообщение сняло то угнетённое состояние, в котором мы находились. Вы даже себе не представляете, какое моральное состояние мы пережили. Некоторые старики, особенно религиозные люди, сравнивали настоящий праздник… с историей праздника Пурим…».

В отчёте упоминается пресловутое «Дело врачей-отравителей» 1953 года. Среди арестованных по этому делу большинство составляли евреи.

Приближалась так называемая «хрущёвская оттепель», и в деятельности религиозных общин появились небольшие послабления. В июле 1954 г., председатель Львовской религиозной общины Яков Махновецкий, от имени верующих обратился с просьбой позволить оборудование миквы в здании синагоги на ул. Угольной (миква – ритуальная баня, ивр.). Разрешение из Киева было получено 21.07.1954 г. В отчёты теперь включались статистические данные о посещениях и о количестве собранных пожертвований.

По данным на 1.01.1955 г. синагогу на ул. Угольной посещало:

1952 г., в канун Судного дня –эрев Йом кипур 1100 чел. В Йом Кипур до 1500 чел. Собрано пожертвований 30000 рублей;

1953 г., ерев Йом Кипур – 1300 чел., Йом Кипур – 2000 чел., собрано 35000 руб.

1954 г., ерев Йом Кипур – 2500 чел., Йом Кипур – 3300 чел., собрано 43000 руб.

Увеличение числа посещений синагоги раввин Гурарий объяснил ростом еврейского населения Львова. В ноябре 1954 г. старое помещение «птицерезки» было закрыто. В период осенних праздников из Львова в Одессу и Ростов выезжали местные канторы Ихт и Ароновский. Количество молящихся в Судный день 1955 г. достигло 3600 чел, а пожертвований 45000 рублей.

В 1956 г., ещё до начала праздника Пасхи раввин, и правление синагоги ходатайствовали перед местными органами власти об обеспечении евреев Львова мацой. Облисполком дал указание артели им. Панфилова выпечь 17 тонн мацы. Здание синагоги, в котором был окончен капитальный ремонт, было празднично убрано. За порядком наблюдали члены религиозного комитета. На Пасху был приглашён знаменитый кантор Барух Лейб Шульман (ум. во Львове в 1963 г.). Коллективные молитвы – концерты с участием Б. Шульмана проводились: 24 марта с 19.30 до 20.30; 27 и 28 марта с 10.00 до 14.00, с 19.30 до 21.30; 2 и 3 апреля, 10.00-14.00 и 20.00-21.30. Количество посетителей синагоги в 8-ой день праздника составили 3000 человек, а пожертвования 35000 рублей. Уполномоченный Совета по делам религиозных культов также отметил, что еврейское население Львова одето празднично. В пасхальные дни покупателей и продавцов-евреев на базарах не оказалось.

Высокая активность львовских евреев не осталось незамеченной, как советскими органами, так и еврейскими организациями западных стран и Израиля. Начиная с 1956 г. Раввинат государства Израиль начал регулярно посылать во Львов посылки с мацой, этрогами и лулавами, что вызвало глухое недовольство местных властей. Львовская синагога с 1958 г. ежегодно переводила в Москву от 5 до 10 тыс. рублей на содержание иешивы. Численность пришедших в синагогу в Судный день, в 1956-1957 гг. составила 3800 человек, а количество пожертвований достигло 82000 рублей.

19.05.1958 г. синагогу на ул. Угольной посетил посол Израиля Авигдор. Между ним и председателем общины состоялась беседа приблизительно такого содержания.

Авигдор: Какое количество евреев во Львове?

Махновецкий: 25-30 тыс. человек.

Авигдор: Сколько синагог во Львове?

Махновецкий: Имеем одну и нам её достаточно.

Авигдор: Есть ли «птицерезка», бойня для кошерного мяса?

Махновецкий: «Птицерезка» есть и полностью удоволетворяет желающих. Она находится во дворе, имеется 2 резника. Бойни нет и потребности в ней тоже нет.

Авигдор: Есть ли во Львове кошерная столовая?

Махновецкий: Кошерной столовой нет, и открытие её не оправдано. Те кто питаются кошерной пищей, готовят дома.

Авигдор: Имеется ли у Вас миква?

Махновецкий: Миква есть в синагоге. Если желаете, можете посмотреть.

Авигдор: Проводится ли у Вас обряд «обрезания» и сколько?

Махновецкий: «Обрезания» проводятся. Есть 2 оператора. В течении года бывает 75-80 «обрезаний».

Авигдор: Сколько в год религиозных бракосочетаний?

Махновецкий: В среднем 35-40.

Количество посетивших синагогу на ул. Угольной в Судный день 1958 г. достигло 4000 человек, а собранные пожертвования – 47000 рублей. Во время праздника Суккот (14.09-9.10.1958) вновь был приглашён из Киева кантор Барух Шульман, которому за выступления было уплачено 6000 рублей. Львовские канторы Симонович и Кеплин в период осенних праздников выезжали в Каунас и Чернигов.

В начале 1959 г. подошло к концу оборудование миквы, начатое несколько лет назад, и отремонтированы галереи для женщин. К Пасхе была выпечена в большом количестве маца, которая продавалась в продовольственных магазинах. 9.10.1959 г.синагогу на Угольной посетил сотрудник посольства Израиля Кейлин с супругой. Он подарил 2 этрога, 2 лулава, бутылку вина «Кармель» и 400 рублей, а также раздавал верующим молитвенники, открытки и значки с видами Израиля. Подобные посещения синагоги зарубежными дипломатами и иностранными туристами, также во время фестиваля молодёжи и студентов, очень раздражали местное руководство, и глухое недовольство перерастало во всё более громкое. В своём отчёте от 1.01.1960 г. уполномоченный Совета по делам религиозных культов писал: «Нам также кажется, что систематические посещения синагоги ответственными представителями государства Израиль оживляют деятельность религиозной общины, привлекают верующих к посещениям синагоги, свидетельствуют о связи правительства и раввината г. Израиль через религиозные организации с еврейским населением Советского Союза…

Какую цель преследуют поздравительные телеграммы к Новому году? Что имеет общего раввинат Израиля с верующими иудейского вероисповеданиями, гражданами Советского Союза в г. Львове? …

Поэтому просим Совет, чтобы последний через Министерство иностранных дел мог найти возможные пути если не совсем устранить, то свести до минимума, упомянутые действия сотрудников посольства г. Израиль…». Подобные заявления уполномоченного вполне соответствовали мнению, звучавшему в высоких коридорах. В одном уполномоченный был прав. Количество посещений синагоги в Йом Кипур достигло рекордного уровня – 4300 человек, а пожертвования в 1959 г. составили 115000 рублей.

10 апреля 1959 г. в адрес синагоги на ул. Угольной пришло приглашение от председателя «Всемирного еврейского конгресса» Нахума Гольдмана принять участие в заседаниях Конгресса в Стокгольме, в августе 1959 г. Хотя руководство еврейской общины ответило отказом, недовольство власть имущих росло. Совет по делам религиозных культов ввёл ограничения на выступление в синагоге иногородних канторов.

В 1960 г. среди посетителей Львовской синагоги было отмечено большое количество гостей из Дрогобыча, Борислава и Трускавца, поскольку их община была снята с регистрации год назад, а синагога в Дрогобыче закрыта. 26.03.1960 г., на молитве в зимней синагоге, расположенной слева от входа, присутствовал атташе израильского посольства Яков Реувени с супругой. Он подарил общине талит, пару тфилин, три книги Танаха, Сидур и календарь. На Йом Кипур Яков Реувени с супругой вновь прибыли во Львов, и провели целый день в синагоге на Угольной вместе с 4000 молящимися. В 1960 г. было собранно пожертвований на сумму в 90000 рублей.

Вроде бы всё шло как обычно, но карающая рука властей уже была занесена. При УМГБ Львовской области ещё в 1956 г. был создан 4-ый отдел, ведущий «работу по пресечению враждебной деятельности еврейских буржуазных националистов». В подчинении командования 4-го отдела, полковника Чудинова и подполковника Хриненко находилось 48 оперативных сотрудников. 7 из них имели высшее образование, 5 – незаконченное высшее, а 34 – среднее. Чтоб ещё более повысить квалификацию 4-го отдела по борьбе с львовскими евреями, в 1958 г. на специальные курсы в Москву был отправлен оперуполномоченный, лейтенант Вишневский.

В 1961 г. количество посетителей синагоги сократилось на треть, а вместе с ними на 30% уменьшились и пожертвования. Вот как это явление объяснил председатель еврейской общины Яков Махновецкий: «Меньше денег поступило потому, что часть состоятельных прихожан не стала посещать синагогу, а главное перестали жертвовать. Эти лица и раньше редко ходили в синагогу, но всегда жертвовали порядочные суммы. Теперь часть из них привлекается к уголовной ответственности за разные преступления, а часть перестала ходить в синагогу, боясь упрёков за посещение синагоги… Также меньше пользуются миквой , что тоже отразилось на уменьшении пожертвований».

Аресты посетителей синагоги начались во второй половине 1961 г. 16.02.1962 г. в газете «Львовская правда» была напечатана статья «Молитва и спекуляция» о том, как члены правления еврейской общины Львова устроили в синагоге на Угольной «чёрную биржу» перепродажи иностранной валюты и золота. В то не слишком сытое время, когда за любым качественным товаром необходимо было выстаивать большие очереди, операции с иностранной валютой воспринимались, чуть ли не как самое ужасное из преступлений. Вечером данная статья была прочитана по местному радио и произвела на львовян сильное впечатление.

Под  давлением властей, и из опасения за свои семьи председатель религиозной общины Яков Махновецкий, кантор Шмуэль Зильберфарб и другие члены правления сложили с себя полномочия и перестали посещать синагогу. 22.02.1962 г., в той же «Львовской правде» появилась новая статью под названием «Общественность требует». В ней цитировалось коллективное письмо 26-ти еврейских рабочих фабрики индпошива и ремонта одежды, осудивших руководство синагоги на Угольной «за превращение божьего дома в очаг тёмных сделок и валютных операций». Далее открытым текстом говорилось: «Синагога во Львове не нужна, необходимо её закрыть!».

В первой декаде марта 1962 г. во Львове состоялся показательный судебный процесс над «спекулянтами-валютчиками», на котором были также осуждены члены правления синагоги Канторович, Сапожников и Сендерский. У Канторовича во время обыска было обнаружено 2563 доллара США и 12 фунтов стерлингов, а у Сапожникова 500000 руб. по старому курсу.

Сумма в иностранной валюте оказалась не слишком большой и наверняка образовалась из пожертвований туристов, посещавших синагогу. Не исключено также, что доллары были подброшены агентами КГБ.

23.03.1962 г. во Львов из Киева приехал уполномоченный Совета по религиозным культам при Совмине Украины К. Полонник. В тот же день он провел совещание в областном отделе пропаганды Обкома партии с участием руководства КГБ, редакторов областных газет и радиокомитета. Было принято решение: продолжить публикации в прессе и выступления по радио верующих евреев с требованиями о закрытии синагоги; организовать написание статей учёными-евреями о реакционной сути иудаизма; с помощью детей-коммунистов вынудить отцов написать заявления с осуждением «чёрных дел» руководителей синагоги и о разрыве с иудейской общиной.

В субботу 24.03.1961 г. работники обкома КПСС посетили синагогу на ул. Угольной и застали там 15 молящихся. 25.03.1961 г. газеты «Львовская правда», «Вiльна Україна», «Ленiнська молодь» опубликовали новую порцию писем львовских евреев с требованиями о закрытии синагоги. 26.03.1961 г. под давлением властей габай синагоги на ул. Угольной Бродский написал письмо, в котором он отказывался от занимаемой им должности и просил районный совет принять синагогу под свою опеку. 27.03.1961 г., на совещании во Львовском обкоме партии, в присутствии заместителя областного прокурора Старикова, было принято решение о снятии с регистрации иудейской общины и о закрытии синагоги.

27.03.1962 г. исполком Шевченковского районного совета принял решение о разрыве договора с еврейской религиозной общиной, о пользовании помещением синагоги и её культовым имуществом, а также о передаче здания синагоги на ул. Угольной спортивной кафедре Львовского полиграфического института.

В заключении своего отчёта о поездке во Львов К. Полонник писал: «Львовская синагога всегда была объектом пристального внимания израильского посольства… Таким образом, закрытие синагоги во Львове будет чувствительным ударом для разведовательной службы Израиля в СССР. Нам необходимо быть готовыми к тому вою, который в связи с закрытием Львовской синагоги (единственной в западных областях Украины, если не считать Черновцы и Закарпатье), поднимет реакционная пресса и радио за границей».

Казалось бы, история синагоги на ул. Угольной окончена, но одно дело провести компанию и отчитаться за неё, и совсем другое – реальная жизнь. Не смотря на вышеизложенные факты, в апреле 1962 г. в синагоге на ул. Угольной продолжали молиться евреи. Возможно, что всё бы обошлось, как в 1949-ом г., но как на грех 10.04.1962 г. Львовскую синагогу посетили иностранные дипломаты: секретарь посольства США Джон Д. Хименквей и секретарь посольства Японии Такааки.

Сначала дипломаты попросили старосту Бродского показать им синагогу, и объяснить содержание надписей и картин, нарисованных на стенах и на потолке молитвенного зала. Затем, между ними состоялся диалог приблизительно такого содержания.

Дипломаты: Сколько евреев во Львове?

Бродский: Точно не знаю, наверное, 30-40 тысяч.

Дипломаты: Не притесняют ли вас за религиозные убеждения?

Бродский: Вы видите, что синагога действует, верующие молятся.

Дипломаты: Есть ли у вас раввин?

Бродский: Несколько дней тому назад, раввин нашей синагоги умер.

Дипломаты: Где он похоронен?

Бродский: На еврейском кладбище.

Дипломаты: У вас есть отдельное еврейское кладбище?

Бродский: Да, есть. Богатое кладбище, но фашисты его разрушили, если хотите, можете посмотреть.

Дипломаты: Почему у вас нет мацы?

Бродский: Неправда, есть. У нас кто хочет, сам выпекает. Я получил из Киева 8 кг.

Хименквей: Когда наш посол узнал, что в Москве не выпекается маца, он позвонил президенту Кенеди. Кенеди сказал, что может обеспечить всех евреев вашей страны мацой. У нас из 12-ти министров – 2 еврея, а у вас этого нет.

Бродский: Неправда, Илья Эренбург – депутат.

Хименквей: Эренбург – писатель, а не министр.

Бродский: Прошу не задавать мне вопросов государственного и политического устройства. Наша община этим не занимается.

Многое в посещении представителями США и Японии синагоги на ул. Угольной в самый разгар травли львовских евреев кажется странным. Возникают нимало вопросов: почему оба дипломата – нееврея, из таких разных стран прибыли одновременно в синагогу; и были ли они дипломатами, а не ряженными сотрудниками 4-го отдела КГБ? Ведь недаром в информационной справке председателя Комитета госбезопасности Украины Никитченко говорилось, что на основе данных о превращении Львовской синагоги в место спекуляций и валютных операций, …Львовский обком партии вместе органами КГБ провёл ряд мероприятий по компрометации руководства еврейской религиозной общины.

Визит иностранных дипломатов в Львовскую синагогу стал последней каплей переполнившей чашу терпения властей. 14.04.1962 г., на заседании исполкома Львовского областного совета были подтверждены предыдущие решения о снятии с регистрации религиозной общины иудейского вероисповедания, «за допуск на территории синагоги политической деятельности дипломатов Израиля, и за превращение синагоги в место сбора преступных элементов».

Тем ни менее, снятая с регистрации «двадцатка» продолжала готовиться к Пасхе. В последнем отчёте уполномоченного Совета по делам религиозных культов говорилось: «К Пасхе (18.04-25.04.1962) еврейская религиозная община осталась без руководства, так как оно раньше снято за нарушение Советского законодательства о культах, а часть членов двадцатки отказались оставаться в ней. В марте умер раввин общины Гурарий, кантор синагоги Зильберфарб, в том же месяце, отказался от выполнения своих обязанностей. В синагоге оставался «старшим» один «габэ» Бродский и несколько человек из состава двадцатки… Маца выпекалась верующими дома, а многие приобретали в городах Черновцы, Ужгород, Мукачево, Хуст, Одесса…».

За последние годы в праздник Пасхи синагогу посетили: в 1960 г. – 3100 чел.; в 1961 г. – 3000 чел. В последний день Пасхи (25.04.1962) в синагогу на Угольной пришли 200 отважных львовских евреев.

Вместе со зданием синагоги были также реквизированы еврейские ритуальные предметы. Львовский историк Борис Мельник рассказывал, как его и других сотрудников Исторического музея привезли в синагогу на ул. Угольной вскоре после её закрытия. Он вышел покурить во двор синагоги и увидал картину, напоминающую погром – разбитый радиоприёмник, разорванные молитвенники и субботние покрывала. Движимое имущество синагоги на ул. Угольной было передано львовским музеям. После открытия во Львове музея истории религии и атеизма, все культовые экспонаты были переданы ему. Ещё в конце 1990-х гг. в одной из витрин музейной экспозиции в Доминиканском костёле находились: алтарный шкаф (арон-кодыш), расшитый серебряными буквами занавес из голубого бархата (парохет), Тора и серебряная указка для чтения Торы с изображением на конце руки с оттопыренным указательным пальцем (яд). Все вышеперечисленные экспонаты были изъяты из синагоги на Угольной в 1962 г. Их опознал ветеран еврейского движения  Львова Борис Михайлович Дорфман.

Никто из членов правления Общества еврейской культуры или религиозной общины никогда не требовал возвращения этих исторических артефактов.

Спортивная кафедра Полиграфического института находилась в здании синагоги на ул. Угольной до конца 1980-х гг. В 1960-ые гг., при переоборудовании молитвенного зала в спортивный, разобрали галереи у западной стены, замуровали нишу алтарного шкафа и цдаку, перекрыли масляной краской фресковую живопись потолка и стен.

В период украинской «бархатной» революции заместитель председателя Общества еврейской культуры Бенцион Абрамович Котлик, который был также членом Рады Народного руха Украины, обратился в Львовский горсовет с просьбой о возвращении синагоги львовским евреям. 13.12.1990 г. Городской совет первого демократического созыва принял решение о передаче в аренду здания синагоги на ул. Угольной,3  Обществу еврейской культуры им. Шолом Алейхема. В здании синагоги устроили еврейский общинный центр, в котором до начала ХХI-го века находились: еврейская библиотека, редакция газеты «Шофар», работали воскресная школа и курсы по изучению иврита и идиша. На протяжении 15-ти лет в большом зале синагоги сотни львовских евреев собирались отмечать еврейские праздники.

 Историю этого периода, наверное, опишет какой-нибудь историк, которому будут доступны архивы Львовского общества еврейской культуры им. Шолом-Алейхема и еврейской религиозной общины.

4.05.1993 г. синагога была передана в собственность Львовской иудейской общине, которой тогда руководил раввин из Израиля Авраам Розенталь.

С приездом в 1996 г. нового раввина Мордехая Шломо Болда, в синагоге по субботам возобновились богослужения.

В 1998 г. новую жизнь в синагогу на ул. Угольной вдохнуло благотворительное общество «Хесед Арье», которое с помощью «Джойнта» произвело в здании капитальный ремонт. В небольшой пристройке двора, где с 1945 г. находилась «птицерезка», был оборудован медицинский кабинет для обслуживания ветеранов еврейской общины. Там же во дворе был открыт небольшой музей памяти первого председателя Общества еврейской культуры, еврейского писателя Александра Михайловича Лизена (умер 25.03.2000 г.).

После переезда в 2005 г. общества «Хесед Арье» в новое здание на ул. Котляревского, жизнь в старинной синагоге замерла, и она, увы, постепенно превращается в руину. Положение усугубил ураган, сорвавший 2.08.2009 г. кровлю с крыши синагоги. Теперь этому историческому зданию грозит уничтожение, если львовские евреи и их потомки со всего мира не предпримут мер для его спасения.

На пороге синагоги нас встретил Марк Давидович Штаркер – один из старейших работников. Трудно себе представить человека более преданного иудаизму, обществу еврейской культуры, газете «Шофар», издающейся здесь, чем реб Марк. Он числится корректором, в его обязанности входит не только «вылавливание» ошибок, но Марк Давидович должен, также, обеспечить своевременный выпуск и доставку газеты. Этот человек, несмотря на свой преклонный возраст, обладает  феноменальными знаниями и хорошей памятью. В том, чтобы распространить «Шофар» среди читателей, предложить его каждому приходящему в синагогу на Угольной, в том числе и многочисленным иностранным гостям – в этом Марку Штаркеру равных нет.

На улице Братьев Михновских, 4 (бывшая улица Московская) в районе Привокзальной, скромно приютилась синагога «Цори Гилод» (иврит «Исцеляюший бальзам») — действующая синагога хасидов династий Карлин-Столин.

В 1912 году благотворительное общество иудеев-ортодоксов «Цори Гилод» получило разрешение городского магистра Львова на перестройку здания члена общества Мозеса Грифельда, построенного еще в 1897 году, под синагогу, и открыло в нем молитвенный дом с двумя залами. Работы проходили с 1923 по 1925 годы, по проекту архитектора Альберта Корнблута.

Молельный зал площадью более 200 квадратных метров был рассчитан на 384 сидячих места, две галереи для женщин были украшены богатой резьбой и инкрустацией.

Зимой 1935—1936 года проходили работы по росписи синагоги художником Максимилианом Кугелем и проведению электроосвещения электротехником Вильгельмом Аписдорфом. К празднику Песах 1936 года работы были завершены, и синагога «Цори Гилод» стала одной из самых красивых синагог Львова. На восточной стене изображены грифоны,  держащие скрижали (Лухот) с заповедями, напротив — раскрытая Тора. На фризе изображены эмблемы двенадцати колен Израилевых. На северной и южной стенах художник изобразил музыкальные инструменты, гробницу Рахели, стены Бэйт-а-Микдаша, интерьер храма Соломона и скрижали Завета над горой Синай. Главный зал с центральным светильником был украшен витражом в форме красивой звезды Давида.

Во время немецкой оккупации Львова синагога служила в качестве склада и поэтому не была разрушена; в послевоенные годы также использовалась под склад.

В 1989 году её вернули религиозной общине. Приехавший в 1991 году раввин-представитель карлинских хасидов попытался переименовать синагогу «Цори Гилод» на «Бэйт Аарон ве Исраэль» («Дом Аарона и Израиля»), как и большинство карлинских заведений в мире. То же самое имя дали религиозной общине и ешиве (ешива действовала при синагоге в 1991—1994 годах). В настоящее время богослужения проводит раввин Мордехай Шломо Болд. В 2007 году был закончен ремонт синагоги по проекту израильского архитектора Аарона Острайхера.

В интерьере синагоги сохранилась полихромная живопись. При синагоге действует кошерная кухня и миква.

Династия хасидских цадиков Карлин, или Карлинер, известна по местечку в пригороде Пинска. Ее основатель Ахарон бен Яаков (Ахарон Великий; 1736–72), ученик Дова Бера из Межирича, был одним из первых представителей хасидизма в Белорусско-Литовских землях.

Уже в начале 1760-х годов он основал в Карлине хасидский миньян, и в его время «карлинер» стало синонимом слова «хасид». Склонный к аскетизму, реб Ахарон часто постился, но предостерегал других от крайнего воздержания; рекомендовал один день в неделю посвящать уединению и посту, хорошо изучать Священное писание и ежедневно штудировать Мишну и литературу мусар. Уныние он считал «глубочайшей пропастью», а духовное очищение  — источником радости. Придавал большое значение сосредоточенной молитве. Сочиненный им гимн в честь субботы вошел в некоторые молитвенники хасидов, создавших на этот текст около 20 нигунов - мелодий.

Преемником Ахарона стал его ученик Шломо бен Меир ха-Леви из Карлина (1738–92), который был вынужден покинуть местечко из-за разногласий с другими цадиками. Он был духовным наставником многих, в том числе и сына Ахарона, Ашера (1765–1826), учившегося в 1784–1792 гг. также у Баруха бен Иехиэля из Меджибожа и у рабби Исраэля бен Шабтая, маггида из Козениц (1733–1813).

После 1792 г. Ашер поселился в местечке Столиц близ Карлина, и с тех пор карлинские хасиды стали известны также как столинские.

Ашер подчеркивал человеческую и религиозную ценность производительного труда, требовал от хасидов усердия как при изучении Торы, так и при любых других занятиях, и порицал евреев, эксплуатирующих нееврейских рабочих. В 1798 г. подвергся как «глава секты» аресту. После освобождения из заключения поселился в Карлине.

Другой сын Ахарона Карлина, Яаков (умер в 1787 г.), переселился во второй половине 1770-х годов в Эрец-Исраэль и основал здесь общину карлинских хасидов.

Ашера сменил его сын Ахарон II (1802–72), благодаря которому карлинский хасидизм достиг вершины своего влияния в Полесье и на Волыни.

 Подчеркивая в сочинении «Бет Ахарон» («Дом Аарона», 1875, издано посмертно) особое значение искренности, Ахарон II учил, что повседневная жизнь, как и молитва, является служением Богу, что к покаянию ведут главным образом восторженность и радость, а достижение духовного совершенства приближает избавление и пришествие Машиаха. В его время сложились наиболее известные карлин-столинские напевы и песни. Группы карлинских хасидов, поселившиеся в Тверии и Иерусалиме и получавшие духовную и материальную поддержку из центра в Карлине, совершали паломничество к своему цаддику. В 1867 г. Ахарон II переехал из Карлина в Столин, где оставался до конца жизни.

Его сын Ашер II (умер в 1873 г.) был главой карлинских хасидов всего лишь один год. Он придавал особое значение ритуальному омовению, которое «очищает тело и ведет к святости». После смерти Ашера II его четырехлетний сын, Исраэль («Столинский Отрок»; 1868–1922), был признан главой карлинских хасидов. В свое время его учение привлекло тысячи приверженцев, он завоевал даже уважение митнагдим. Исраэль высказался за изучение («по необходимости») светских наук и за обучение девочек. Три сына Исраэля погибли в период Катастрофы от рук нацистов: Ахарон из Столина, после смерти отца отказавшийся принять титул цадика; Моше, основавший крупную иешиву в Столине и с 1922 г. возглавлявший карлинских хасидов из центра, действовавшего в Столине при советском режиме; и Аврахам Элимелех, возглавлявший с 1922 г. хасидов в Карлине, поборник идеи заселения Эрец-Исраэль. Четвертый сын рабби Исраэля, Яаков Хаим (умер в 1946 г.), эмигрировал после Первой мировой войны в США, где с 1927 г. стал главой местных карлинских хасидов. Пятый сын, Иоханан (1900–1955), стал в 1924 г. цадиком карлинский хасидов в Луцке, на Волыни. После Второй мировой войны переехал в Германию, в 1947 г. — в подмандатную Палестину, в 1949 г. — в США, где был признан главой карлин-столинской династии. Его внук (сын дочери), Барух Меир Яаков Шохет (родился в 1955 г.), в малолетнем возрасте как продолжатель династии был взят на воспитание группой карлинских хасидов в США.

Небольшая часть карлинских хасидов в Израиле примкнула к последователям цадиков из Лелюва, обосновавшихся здесь с середины XIX в.

До Второй мировой войны во Львове было более 200 синагог (более 40 больших синагог и 160 малых), а всего количество синагог, молитвенных домов и частных миньянов доходило до 350, однако действующая синагога сейчас одна — «Цори Гилод» сегодняшней общины «Бейс Аарон ве Исраэль». От активной прежней жизни львовских евреев остались две синагоги и еще несколько небольших хасидских молитвенных домов.

В самой еврейской общине Львова многочисленные синагоги подразделялись на большие синагоги — «шул», малые синагоги — «шилехл», хасидские синагоги — «клойз» и дома учения — «бейт-мидраш».

Каждая синагога во Львове кроме своего общепринятого названия имела еще одно собственное имя на иврите, взятое, в основном, из подходящего стиха Святого Писания, кроме Большой городской и Большой предместной синагог.

Деревянная синагога, построенная во второй половине XIV века (в районе ул. Бляхарской, 29) не сохранилась. Благодаря археологическим раскопкам были найдены некоторые предметы и элементы конструкции этой синагоги, в частности, роскошно украшенные балки с еврейскими надписями и сакральными текстами.

Первая каменная синагога в готическом стиле, построенная в Краковском предместье в 1555 году,  не сохранилась.

Большая предместная синагога — «Форштатер шул» — была построена в 1624—1630 годах и располагалась в Краковском предместье, на ул. Божничей, 16 (современное название — Сянская). После разрушения синагога не восстанавливалась, на ее месте устроен сквер, позднее на части которого построен рынок «Добробут». В пристройках и на верхнем этаже при Большой предместной синагоге был еще ряд малых синагог:

синагога «Зовхей цедек» («резников»),

синагога «Меламдим шул» («учителей»),

синагога «Хаютим гдолим» («больших портных»),

синагога «Хаютим ктаним» («малых портных», еще одна синагога «Хаютим ктаним» была также при Городском Бейт-мидраше),

синагога «Менакрим»,

синагога «Носей катоф» (грузчиков),

синагога «Маркией пахим» (жестянщиков),

синагога «Цаярим» («маляров»).

Большая городская синагога — была построена 1801 году в стиле классицизма на месте готической с 1555 года. Разрушена нацистами в 1941 году.

Синагога «Золотая Роза» («Синагога Нахмановича», синагога «Турей Захав»), как уже подчеркивалось, — была памятником архитектуры ренессанса, святыней львовской еврейской городской общины, уничтоженная гитлеровцами в июле 1941 года. Находилась на территории средневекового львовского еврейского квартала, в доме № 27 по ул. Ивана Федорова. Сегодня община возродилась ( рав Мейлах Шейхет), проводятся субботние и праздничные службы, лекции, встречи и конференции.

Городской Бейс-Мидраш — «Бейт мидраш де-тох ха-ир» — на ул. Боимов, 41 (Староеврейской), возведен в 1797 году, разрушен в 1941 г. На втором этаже его был еще целый ряд малых синагог:

«Клойз Люблин» (с 1811 г.),

синагога «Хнион Далим Хаютим ктаним»,

синагога «Шмуклеров»,

синагога «Жестянщиков»,

синагога «Обивщиков»,

синагога «Сифтей ренаним» («Уста воспевающие») общества «Хевра Теилим» («читающих Псалмы»),

синагога «Асири» («Десятый»), в котором молился ограниченный миньян из десяти ученых цадиков и богобоязненных евреев, которые к тому же постились каждый десятый день.

Синагога «Бейс-алмин юшон» (Старокладбищенская синагога) или «Бейс-ойлом шул» на ул. Рапапорта № 2, одна из самых старых во Львове, известна со 2-й половины XVII в., разрушена нацистами.

Большая синагога «Асей Тов» («Твори добро»), известная также как синагога Сикстуская, а также «Шайноха шул» — была в еврейском квартале на левом берегу реки Полтвы, на ул. Шайнохи, № 6 (ранее Зайтенгассе; ныне ул. Банковская). В ней молились представители богатых и аристократических семей. Первая запись о ней в документах Львовского магистрата датируется 5 августа 1828 г. В 1857 году она была перестроена в комплексе с зданием

Бейт-Мидраша , известного как «Шайноха Бейт-Мидраш», по проекту архитектора Шмидта.

«Сикстуский клойз» или «Вовчес клойз» (или синагога «Вольфце Шейнблюмс шилехл») — клойз, построенный Мордехаем Раппопортом и Вольфом (Вовче) Шейнблюмом во дворе Сикстуской синагоги в 1843 году, здесь молились и учились хасиды. Синагога, Бейт-мидраш и клойз были сожжены немцами в августе 1941 года.

Синагога «Темпель» — Львовская прогрессивная синагога «Хейхал ха-неорим», называемая Темпель (Храм), стала первой синагогой реформистского типа в Галиции. Существовала с 1843—1846 годах до разрушения в период гитлеровской оккупации. Находилась на площади Старый рынок.

Синагога «Ковеа итим ла-Тора» или «Ковеа Итим шул» на ул. Шпитальной, 4 на углу с ул. Казимежской (Городоцкой). Двухэтажное здание, на 1-м этаже находилась собственно синагога, а на 2-м Бейт-Мидраш. Разрушена нацистами.

Синагога «Ахавас Шолом» на ул. Шпитальной, основана в 1913 г.

Синагога Ликермана или синагога «Лев Исраэль» («Сердце Израиля») — очень красивая синагога, была построена на личные средства Шабсе Ликермана — хозяина усадьбы на ул. Лычаковской,165. Церемония закладки первого камня с участием главного львовского раввина Арье Лейба Бройды состоялась 18 августа 1910 г. в день празднования 80-летия императора Франца Иосифа, о чем была послана праздничная телеграмма императору. Разрушена.

Синагога «Нецах Исраэль» («Вечность Израиля») — на ул. Лычаковской,225. Здание сохранилось, сейчас в нем магазин.

Синагога «Зихрон Йосеф» или «Борахс шул» — построена Йосефом Борахом в 1897 г. во дворе на ул. Заводской 3. Разрушена нацистами, остались надписи на разрушенных стенах.

Синагога «Зихрон реб Хаим Шлойме Феркойф» — на ул. Под Дубом № 7.

Синагога «Ор ха-юшор» — «Мефоршей ха-ям» («Прямой свет» или другое название «Переплывающие море» в честь талмудического произведения одного из великих львовских раввинов Мордехая-Зеева Эттингера, 1804—1863)- с 1842 г., на ул. Мукачевской,2-ул. Льва,3. Разрушена нацистами и снесена советской властью.

Синагога «Клойз ребе Йоселе» — одного из учеников «Провидца из Люблина», на ул. Льва. Была местом молитвы хасидов и изучения Торы.

Синагога «Клойз ребе Бецалеля Магида» («проповедника») на ул. Объездной (Долинского). В ней молились хасиды с улиц Замарстыновской и Жолковской. Также была центром изучения Торы.

Синагога «Шевет ахим» — на ул. Байзера № 1[11] (Мосяжной). Разрушена нацистами.

Синагога «Хевра кадиша» («Святое братство» — так называлось иудейское погребальное братство) — на ул. Шенявской № 5 (Ужгородской), при синагоге была также ешива «Эц хаим» («Древо жизни»). Свой дом для синагоги и ешивы пожертвовал Шмуэль Калиш. После переезда Погребального братства на новое место синагога продолжала быть действующей для всех жителей квартала. Здание снесено в 1960-х годах при достройке корпуса 1-й городской клинической больницы.

Синагога Шпрехера во дворе ул. Казимежской (ныне Городоцкой) № 45. Разрушена нацистами.

Бейт Тахара (кладбищенская часовня) — синагога на Новом еврейском кладбище (ул. Пилиховская/Ерошенко), возведена в 1912—1913 гг. Разрушена нацистами.

Новокладбищенская синагога — «Бейс Ойлом шилехл» — синагога на Новом еврейском кладбище (ул. Пилиховская (Ерошенко)), возведена в 1856 г. Разрушена нацистами.

Синагога «Бейт Хасидим» — первая известная хасидская синагога во Львове, существовавшая с 1791 года до разрушения в период гитлеровской оккупации. Находилась на ул. Божничей,4 — на пересечении нынешних улиц Лазенной и Сянской.

Синагога «Хадашим» или «Янкеле Гланцер шул» (Старая хасидская синагога, синагога на Угольной) — построена в 1844 году, недействующая ныне синагога во Львове. Здание синагоги находится на перекрестке ул. Угольной и площади Святого Теодора (почтовый адрес ул. Угольная, 3). Была клойзом белзских хасидов.

Большой Бейт-Мидраш Предместья -построен в 1793 г. (разрушен в 1941 г.) на ул. Божничей (Сянской) № 5. Трехэтажное здание: на 1-м этаже располагался Бейт-Мидраш, на 2-м — эзрат-нашим (отделение для женщин), на 3-м этаже были еще две небольшие синагоги.

Синагога «Ор хадаш» («Новый свет») — хасидский клойз, который был расположен на верхнем этаже Большого Бейт-мидраша Предместья.

Синагога «Матан бе-сэтэр» — с 1907 г., на ул. Божничей № 7. Разрушена нацистами.

Синагога «Оским бимлехес ха-койдеш» («Занимающихся святой работой») на ул. Божничей № 12 — синагога издателей и печатников религиозных книг.

Синагога «Бейт Лехем» — синагога пекарей, с 1912 г., на ул. Старозаконной (М.Удалого) № 10. Разрушена нацистами.

Синагога «Шовсей Шабос» («Покоющихся в Субботу») — на ул. Божничей (Сянской) № 15[14] напротив Большой предместной синагоги (пройти можно было и с пл. Теодора). Основана в 1880-х годах. При синагоге была кухня, где бесплатно готовили субботние трапезы для всех нуждающихся.

Синагога «Шомрей Шаббес» («Соблюдающих Субботу») — во дворе ул. Староеврейская,19 или пл. Рынок,12. Синагога была разрушена в годы немецкой оккупации, после войны здание не было снесено, а перестроено под жилой дом.

Синагога «Ломдей Шас умишнайот» — на ул. Боимов № 35 (ул. Староеврейская), основана львовским раввином И. Ш. Натанзоном (1810—1875).

Синагога «Пеэр мигваот» — небольшая синагога на пл. Снежной (пл. Звенигородская) изготовителей шляп, основана в 1862 году[17].

Синагога «Мецапим лишуа» («Ожидаюшие спасения») — синагога мясников на ул. Солнечной.

Синагога «Мелехес Генох» — синагога сапожников, во дворе на ул. Майера Балабана,8. Перестроена.

Синагога «Хореш эйцим» — синагога столяров, во дворе на ул. Джерельной, 55. Построена на средства семьи Лейбман. Не сохранилась.

Большая синагога Цори Гилод сегодняйшей религиозной общины Бейс Аарон ве Исраэль («дом Аарона и Израиля») — действующая синагога (сохранилась до наших дней вместе с настенной живописью в интерьере) львовской еврейской общины.

Большая синагога «Галь Эд» («Памятник») — была построена в 1901 году на ул. Королевы Ядвиги (ныне Марко Вовчок), № 14 на средства Якова Гала в честь Эммануила Гала. Синагога пережила 1941—1944, но в 1972 г. была перестроена в Клуб швейной фабрики, а впоследствии в жилой дом.

Синагога «Коль Рина в ишуа» («Дом пения / молитв / и помощи», 1905) на ул. Джерельной № 49. Известна также как синагога «Экспресс»[19] общества грузщиков «Экспресс». При синагоге был зал, где для бедных невест и сирот бесплатно устраивали свадьбы. В синагоге «экспрессников» также располагалась ешива «Махазикей ломдей Тора». В 1955 г. руины синагоги использовали как фундамент для строительства нового жилого дома.

Синагога «Охель ешарим» («Шатер честных») построили в 1901 г. по проекту архитектора Яна Эрдели в стиле неоклассицизма по железнодорожным вокзалом, в районе Богдановки, на пересечении улиц Городецкой и ныне уже не существующей Фабричной. Сожжена немцами в августе 1941 года.

Синагога «Бейт Йосеф» или «Филипп шилехл» — большое здание на территории строений паровой мельницы Йозефа Филиппа на ул. Якуба Германа № 9 (сейчас ул. Лемковская). Разрушена нацистами.

Синагога «Бейс Йеуда» или «Ребе Лейбеле Килоковерс клойз» — был в маленьком доме на левом берегу реки Полтвы на том месте, где впоследствии при застройке улицы Пелтевной (теперь проспект Вячеслава Черновола) был возведен дом № 1.

Синагога «Кушевич Шул» — на ул. Кушевича.

Синагога «Ишрей Лев» — на ул. Резницкой (Наливайко) № 13 на пером этаже.

Синагога «Олескер клойз» — на ул. Резницкой (ныне Наливайко) № 11, учрежден в 1913 году.

Синагога «Клойз Элиезер Любачер» — на ул. Резницкой № 14, основан Э.Любачером- внуком безских цадиков, просуществовал до 1915 г.

Синагога «Агудас Ешойрим» — на ул. Станислава № 6 (ул. Тиктора), в ней молились также дельцы из львовской торговой бурсы, которая находилась рядом.

Синагога «Чортковер клойз» в доме на ул. Леонтовича № 19 была устроена в квартире из четырех огромных, как залы, комнат.

Синагога «Стрелискер клойз» в старом здании на ул. Старозаконной (М.Удатного), основан в 1825—1826 гг. хасидами ребе из Стрелиска (Новые Стрелища). Когда хасиды построили себе новый клойз, старая синагога стала местом молитвы жителей округи. Впоследствии ветхое строение разрушилось.

Синагога «Стрелиский клойз» — «Бейт Йосеф» новая синагога стрелиских хасидов на ул. Овоцовой № 14. Большое новое здание с электрическим освещением, с галереями для женщин на 2-м этаже. Торжественное открытие состоялось 6 ноября 1932 года.

Синагога «Бейт Цви Зеев Рапп» или «Рапп шул» на ул. Майера Балабана,5 на 1-м этаже. Перестроена под магазин.

Синагога «Цви Зеев Келлер» или «Келлерс шул» — на ул. Генинга № 2 (ул. Харьковская) на углу с ул. Лычаковской.

Синагога «Керем Хемед» («Вожделенный виноградник»)- синагога овощных торговцев на ул. Веселой,4.

Синагога «Линас ха-цедек» — на ул. Ветеранов,2.

Синагога «Яд Харуцим» — с 1896 г., очень красивая синагога в здании львовского отделения Общества еврейских ремесленников «Яд Харуцим» («Рука проворных») на ул. Бернштайна № 11 (Шолом-Алейхема) на первом этаже с отдельным входом. Синагога не принадлежала собственно обществу «Яд Харуцим», круглый год в ней молились состоятельные евреи, известна также как синагога «Иммердоер шул» в честь купца Иммердоера, пожертвовавшего не ее строительство большую сумму. Кроме этой синагоги, на большие праздники молитвы проводились еще и в залах самого общества «Яд Харуцим», где собиралось огромное число молящихся.

Синагога «Тикват Цион» («Надежда Сиона») — на ул. Бернштайна № 14 (Шолом-Алейхема).

Синагога «Агудат Шломо» — с 1900 г., на ул. Бэма (сейчас улица Ярослава Мудрого). Находилась в жилом доме. Разрушена нацистами в 1941 году.

Синагога «Ор шемеш» («Свет солнца») на ул. Медовой,3. Ранее находилась во дворе ул. Солнечной (ныне Кулиша) № 26, ее имя и дало название улице Солнечной. Разрушена, на ее месте детская площадка.

Синагога «Шомерет Хатфила» — на пл. Стрелецкой № 3 (пл. Д.Галицкого).

Синагога «Шеэрит Исраэль» («Остаток Израиля») или «Куликовер клойз» — с 1910 г., во дворе дома № 25 на ул. Жолковской (Б.Хмельницкого). Здесь в бейт-мидраше при синагоге в свое время учился будуший израильский поэт Ури Цви Гринберг. Синагога была разрушена нацистами.

Синагога «Ягель Яаков исмах Исраэль» («Возликует Яаков, возрадуется Израиль») на ул. Б.Хмельницкого на 1-м этаже дома № 32.

Синагога «Корте шул» или также «Корыте шул» общества «Гомел хесед» — на ул. Жолковской № 111 (ул. Б.Хмельницкого) возле Жолковской рогатки, названная так из-за рукава реки Полтвы — Корыто. Одна из самых старых синагог Львова, упоминается в 1857 г. Территория для ее постройки, завещанная одним бездетным евреем, стала оспариваться иезуитами, и окончательно была выкуплена еще во время львовского раввина Якова-Мешулема Орнштайна (1775—1839). Разрушена нацистами.

Синагога «Хесед ве-эмет ле-Авраам» — на ул. Михала (Ремесленная) на Замарстынове, основана в 1901 году.

Синагога «Ахиэзер» в пассаже Гаусмана № 7 (ныне проезд Кривая Липа) на 3-м этаже — синагога объединения российских евреев «Ахиэзер», основана беженцами 1-й мировой войны из Проскурова (Ивано-Франковск) в 1920 г.

Синагога «Халвуот Хейн» благотворительного общества поддержки мелких торговцев «Халвуот Хейн» («Безвозмездные ссуды»).

Синагога «Томхей Аниим» общества помощи бедным «Томхей Аниим нистурим».

Синагога «Томхей Тмимим».

Синагога «Бикур холим» общества заботы о больных.

Синагога «Хеврат Бней левая» общества по устройству похорон.

Синагога «Тов умейтив».

Синагога «Малбиш Арумим».

Синагога «Нойсе Холов».

Синагога «Бейс есоймим» — на первом этаже в еврейском Доме сирот на ул. Яновской № 34 (теперь Средняя школа № 33 на ул. Шевченко). Синагогу учредил филантроп и общественный деятель Шимон Шаф по указанию графа Казимира Бадени. Она была устроена в виде малого Темпля с росписями и надписями из Святого Писания на стенах. Еврейский Дом сирот и синагогу торжественно открыл 11 сентября 1894 года сам император Франц Иосиф.

Клойз «Хабад-Бреслав» — на ул. Пелтевной № 4 (пр. Черновола), устроил в своем доме Ицикл Жолкевер (1814, Жолква — 1926, Львов) — здесь останавливались бреславские хасиды, паломничавшие на могилу рабби Нахмана из Брацлава и проезжавших через Львов. Здание рарушено во время войны, сейчас на этом месте построен торговый центр.

На пл. Голуховских № 11-12 (ул. Торговая), в большом доме, принадлежавшем богатому купцу Моше Райсу, и который был наподобие пассажа, были построены три синагоги:

 — Синагога «Сподикес», с первой половины XIX в. Синагога для мастеров по изготовлению сподиков и штраймелов (хасидских меховых головных уборов). Здесь молились дед и отец львовского историка профессора Майера Балабана.

 — Синагога «Зихрон Ицхак» — «Клойз Жидачов» — «Память Ицхака» — названа в честь рабби из Жидачева, в ней был клойз жидачевских хасидов — один из первых хасидских клойзов во Львове, основан в 1880-х гг.

 — еще одна синагога.

Синагога «Орхей шулхан уманъимей зимра» — на пл. Теодора № 1, синагога общества официантов и музыкантов, зарабатывавших на свадьбах и других торжественных событиях еврейской традиционной жизни.

Синагога «Кицру лефи Хесед» — на пл. Теодора, синагога мелких торговцев, владельцев киосков и мелких лавочек.

Синагога «Хамельцар ха-исраэли» — синагога для официантов, на ул. Фурманской № 1.

Синагога «Ликутей шемот» — на ул. Фурманской № 5 во дворе.

Синагога «Степинер клойз» — один из самых старых клойзов во Львове, построен во дворе на ул. Фурманской № 5.

Синагога «Хейн Вухесед Агидас Ешурим» («Благоволение и милость») — на ул. Фурманской № 6[39].

Синагога «Ликутей шемот — Хаверим коль Исраэль» — на ул. Аленбеков (Таманская) № 3[40].

Клойз «Гусятин» — гусятинских хасидов, основан в 1910 г. на ул. Пелтевной № 11.

Клойз «Гусятин» — 2 — в начале 1-й мировой войны, когда Гусятинский ребе переехал в Вену, много его хасидов — беженцев поселилось во Львове. Клойз на ул. Пелтевной уже не мог вместить всех, тогда был основан новый клойз на ул. Котлярской № 3.

Клойз «Комарно» — основан в 1913 году на ул. Алембеков (Таманская), в 1914 г. во время посещения Львова ребе из Комарно был перенесен на ул. Солнечную,28 (Кулиша). С началом 1-й мировой войны был перенесен опять на ул. Казимежскую,37 (Городоцкая), где оставался действующим до немецкой оккупации.

Клойз «Комарно» — 2 — основан примерно в 1935—1936 годах на ул. Гродецкой № 19 или 21 (теперь ул. Городоцкая № 71 или 73). При клойзе действовала небольшая ешива.

Клойз «Боян» —— в доме Боянского ребе на ул. Легионов,29 кв. № 1[41] (пр. Свободы) с 1917 года, когда Боянский ребе Аврум-Яков Фридман поселился во Львове.

Синагога «Бойберке» —— на ул. Легионов,37 при обществе «Хавура Аншей Бобрка».

Клойз «Сасов» —— основан в 1914 г., когда в начле 1-й мировой войны адмор сасовских хасидов ребе Шломо переехал во Львов и поселился на ул. Котлярской № 1. В этом же доме и открылся клойз «Сасов», в котором молились сасовские хасиды, проживавшие во Львове.

Клойз «Сасов-Поморин» —- основан раввином Шаломом Тойбом из Поморян рядом с его квартирой на ул. Легионов (пр. Свободы).

Синагога «Холовер клойз» или синагога «Нахалас Мордехай» — была основана хасидами раввина из Холоева в марте 1936 г. на ул. Медовой № 1.

Синагога «Ховевей ха-дат» — в подвальном помещении на ул. Зибликевича № 43 (теперь ул. И.Франко № 71). Сохранилась роспись.

Синагога на ул. Буйной (бочная ул. Варшавской) — большая синагога, была сожжена немцами в августе 1941 года.

Синагога «Тфисе шилехл» — тюремная синагога в Бригидках. Еврейским заключенным приходилось молиться по разным тюремным камерам, пока в декабре 1934 г. открыли синагогу и для них[48].

Синагога на ул.Коллонтая № 5 (ул. Менцинского) — в помещении благотворительного общества помощи учащихся ешив «Айшел Тора». Когда общество переехало на новый адрес, владелец дома Мехел Мас устроил в нем синагогу. В марте 1936 года в синагогу был торжественно внесен новый свиток Торы.

Синагога «Хаваат Шалом» — новая синагога на ул. Выбрановского (Тесленко).

На Знесенье были три синагоги и два бейт-мидраша:

Большая синагога на Знесенье «Осе Тов» («Делающий добро»), построенная в 1871 г., на ул. Райха (теперь не существует), рядом с ним находился

клойз «Знесенье», в котором вместе молились хасиды разных направлений,

синагога «Бейт Исраэль» («Дом Израиля»),

«Большой Бейт мидраш на Знесенье», построенный Хуго Ульрихом в 1913 г.

«Новый Бейт мидраш на Знесенье».

Евреи — жители Винник имели свою синагогу «Виннике Шул».

В августе 1935 года состоялась торжественная церемония закладки синагоги в Брюховичах.

Кроме синагог и бейт-мидрашей существовали во Львове многочисленные молитвенные дома (штиблах) разных раввинов и хасидских адморов или их потомков. Почти каждый хасидский ребе основывал в своей частный квартире штибл или даже бейт-мидраш, которые были центрами молитвы и изучения Торы как для хасидов, так и для простых ереев, живших поблизости. Наиболее известными были:

бейт-мидраш раввина Берла Стретинера на ул. Жолкевской № 29 (Б.Хмельницкого)

бейт-мидраш раввина Зундла Найхойза из Самбора на ул. Слонечной № 4 (П.Кулиша)

штибл раввина Михла Рубина из Сасова на пл. Краковской (Осмомысла)

штибл раввина Ханоха Тайтельбойма на ул. Казимировской (Городоцкой)

бейт-мидраш ребе Лейбуша Бродера из г. Броды на ул. Котлярской

бейт-мидраш раввина Пинхаса Рокаха из Наварии на ул. Берка Йоселевича № 29 (М.Балабана)

штибл раввина Лейбуша Стрелискера

бейт-мидраш раввина Шалома Ласа из Збаража на 1-м этаже на ул. Ваговой № 1

штибл раввина Израиля Найхойза из Бобрки на ул. Берка Йоселевича № 2 (М.Балабана)

штибл раввина из Лижайска на ул. Газовой

штибл раввина из Глинян (отца израильского поэта Ури-Цви Гринберга) —- на пл. Теодора

штибл ребе из Корошина в округе синагоги «Хадашим»

штибл раввина Давида Рокаха из Белза на ул. Клепаровской

штибл раввина из Каменки на ул. Жолковской (Хмельницкого)

бейт-мидраш раввина Хиршла из Поморян на ул. Бляхарской (И.Федорова)

бейт-мидраш ребе Ури из Стрелиска (Новые Стрелища) на ул. Костельной

бейт-мидраш раввина на ул. Шинявской (Ужгородской)

бейт-мидраш раввина Иекусиеля Эфрати на ул. Замарстыновской

бейт-мидраш раввина Шмуэля Халеви Модлингера на ул. Божничей (Сянской)

бейт-мидраш раввина из Вельки-Очи на ул. Сербской

бейт-мидраш вдовы раввина из Наварии на ул. Шпитальной № 11

На праздничные дни, особенно в период осенних праздников — еврейского Нового года (Рош ха-шана) и Судного дня, когда многочисленные синагоги Львова были переполнены, было широко принято снимать в аренду другие помещения под синагоги. Так, временные синагоги устраивались в большом зале Дома еврейской общины на ул. Бернштайна № 12 (ул. Шолом Алейхема), в еврейском Доме социальной помощи на ул. Старотандетной № 4 (ул. Мулярская № 2а), в Ремесленной палате на пл.Стрелецкой (теперь Кукольный театр на пл.Д.Галицкого), в обществе мелких торговцев на пл. Голуховских № 1 в здании театра Скарбека (теперь Национальный академический украинский драматический театр им. Марии Заньковецкой), в «Посеймовом зале» на пл. Краковской № 12 — также в здании Скарбека, в зале над кинотеатром Музыкального общества на ул. Шашкевича № 5 (ныне Музыкальное училище на пл. Шашкевича), в залах Народного Дома на ул. Театральной № 22 (Дом офицеров), в Приюте для бедных на ул.Боимов № 29 (ул. Староеврейская), в зале на ул. Японской № 9 и др. И если в обычные дни года количество всех мест проведения молитв была около 350, то в период праздников оно доходило до 500.

Вообще, о прошлом «еврейского Львова» можно говорить часами. Львов - прекрасный город, который по своей красоте не уступает ни Вене, ни Будапешту. Возможно, поэтому его еще называют "жемчужиной сецессионной архитектуры". Гуляя по городу, стоит лишь оглянуться и пред вашим взором предстанут элементы сецессии – загадочные  знаки, сакральные символы, неизвестные изображения и лица на стенах, множество башен на крышах домов и пустых окошечек, сквозь которые просматриваются лишь крохотные кусочки небесной синевы, рисунки, на которых изображены экзотические растения и птицы, сложные числа, фигуры средневековых рыцарей, а также обнаженных нимф и муз…

Старинные узкие улочки, кафе и кнайпы, чарующий аромат львiвськой кави. Неповторимо и незабываемо. Ритмичная жизнь одного из красивейших городов Украины захватывает и поглощает тебя. И, конечно же Клезфест – фестиваль клезмерской музыки!

Конец августа. Сезон львовских музыкальных фестивалей подходит к концу, уже пролетел « Джаз-Фест», Международный фестиваль симфонической музыки, Неделя моды «Lviv Fashion Week». Каждый вечер, в течение всего сезона, на старой площади Рынок, под открытым небом, танцуют львовяне и гости города, под музыку хорошего  джаза: зажигательной румбы или страстного танго.

Международный фестиваль еврейской музыки - «LvivKlezFest», за последние годы выросший до внушительных размеров, теперь уже прочно стоит в ряду крупных и авторитетных фестивалей клезмерской музыки. Удивительный по своей тематике, масштабу и размаху,  отличающийся отсутствием коммерческой составляющей — вся прибыль фестиваля идет на благотворительные и социальные нужды, -  фестиваль, поистине, стал важнейшим событием в современной Украине.

Как говорят сами организаторы, «LvivKlezFest» — это множество фестивалей в одном. И это действительно так — в этом году фестиваль проходил почти месяц, в течение которого, помимо сногсшибательных выступлений звезд клезмерской музыки, происходило много интересного. Впрочем, «LvivKlezFest» традиционно сопровождается обилием отдельных концертов и музыкальных событий, проходящих в разных частях города и этот "шлейф" сопутствующих мероприятий тянется, тянется...

«LvivKlezFest», будучи хоть и молодым мероприятием, представляет собой, на сегодняшний день, фестиваль, приближённый к европейскому уровню и ничуть ему не уступающий. Это касается как различных задумок организаторов, воплощаемых на территории фестиваля, так и, собственно, лайн-апа: в этом году в качестве хедлайнеров были заявлены легенды клезмерской музыки - неподражаемый Майк Альперт и прекрасный коллектив из США «Голем».

Акцент в концертной программе фестиваля был сделан на группы, играющие преимущественно традиционную клезмерскую музыку.

В то же время на нескольких концертных площадках города выступали музыканты и коллективы всех подстилей обширной музыкальной клезмер- культуры, радующие зрителя многообразием репертуара.

Нередко на «LvivKlezFest» музыканты выступают с эксклюзивными концептуальными концертами - в 2015-м эта роль была отведена двум проектам - интересной работе музыкантов из разных стран над восстановлением записей старых еврейских песен, сделанных в студиях Европы и США, и совместному проекту INSO-LVIV ORCHESTRA и группы KLEZMAFOUR,  которые тонко и артистично соединили музыкальные культуры – украинскую, еврейскую и балканскую.

Группа «Klezmafour» была сформирована в Люблине в 1999 году. Они дают концерты в Польше и за её пределами – в Испании, Германии, Словакии, Австрии и Швейцарии. Более того, у группы «Klezmafour» есть множество песен, записанных на радио и ТВ. Можно сказать, что свое вдохновение музыканты черпают из истории своего города, в которой смешиваются западные, восточные и южные традиции.

С момента создания группы важным элементом их творчества является «безупречная гармония». «Мы стараемся играть такую музыку, которая звучала бы, словно исполняется одним инструментом. Ощущение идеального сочетания оттенков, пропорций, динамики и отточенной техники – это то, над чем мы работаем с самого начала».

Каждый участник коллектива окончил музыкальную школу и учится в музыкальной академии. Усердная подготовка и музыкальное образование позволяют музыкантам иметь четкое представление об «идеальной гармонии» и создавать её с умом и профессионализмом.

 «Голем» -  это не тот Голем, которого создал и оживил пражский рабби Магарал, а названный в честь его творения еврейский ансамбль основанный в 2001 году в Нью-Йорке Аннет Эзекиель Коган. Такое встречается редко! Пронзительная, живая и искренняя музыка. Еврейские, славянские, цыганские мотивы смешаны в причудливых пропорциях, и рождают гремучую смесь. «Golem» в некоторой степени модифицировали традиционную еврейскую фолк музыку, с вокалом в основном на идиш. Еврейское панк- явление «Golem» прорвалось сквозь музыкальные устои и традиции. Аккордеон, виртуозная скрипка - вершины панк- школы создают нечто настолько народное  и чувственное, что заставляет вас  танцевать и петь! «Golem» утверждают, что они способны поднять из могилы самого Рэбэ из Праги и заставить его танцевать.

Оркестр из Черновцов «Аидише нешумэ» подбирался из числа грамотных музыкантов-энтузиастов, и уже в марте 2005 года клезмер-бэнд записал свой первый диск, куда вошли 10 популярных произведений, обработки известных еврейских песен, фрейлехсы. Оркестр играет не только еврейскую музыку в стиле "клезмер", но и музыку национальных меньшинств  и народов, проживающих на территории Буковины. У оркестра есть много наработок народной музыки Украины.

Замечательные музыканты из США Майкл Альперт и Юлиан Китастый  продемонстрировали, как сочетаются и взаимодействуют народные музыкальные традиции - еврейская (клейзмер) и украинская (кобзарство).

Майкл Альперт — вокалист, скрипач, аккордеонист, преподаватель еврейских танцев, лидер клезмерского возрождения, участник ансамблей «Brave Old World», «Khevrisa». Оригинальный исполнительский стиль Майкла Альперта - органично соединяющий мягкий лиризм хасидского пения и взрывную энергетику клезмерской скрипичной импровизации.  Майкл говорит, что  «любит долгие танцы, обеды с водкой и нигуним на  рассвете».

 Юлиан Китастый - "Кобзар у Бруклiнi" -  не только блистательный исполнитель, но и педагог- художественный руководитель Нью-Йоркской школы игры на бандуре, читает лекции в университетах Йельском, Гарвардском, Калифорнийском.

Львов - это давно признанная  фестивальная столица Украины, ведь здесь ежегодно проводится более 100 фестивалей, среди которых и Международный фестиваль клезмерской музыки.

Lviv KlezFest - это попытка воссоздать утраченную еврейскую музыкальную культуру и возродить ту часть галицкой мультикультурной столицы, которая была уничтожена в огне Холокоста.

Праздник клезмерской музыки вдохновляет и одновременно возвращает в те довоенные времена, когда на улицах города можно было услышать сразу несколько языков: польский, украинский, и идиш. Львов всегда оставался веселым и зажигательным, а все благодаря поликультурности, что придавало особый колорит.

Музыканты- клезмеры были частью жизни еврейской общины во Львове. Это еврейские ансамбли, участники которых, в большинстве, не знали музыкальной грамоты, но очень тонко чувствовали и передавали душу еврейского народа через свою музыку. Без сомнения, это музыка танца, счастья и радости.

Праздник никогда не ограничивается только музыкальными выступлениями. Нынешняя программа была особенно насыщенной: от научных конференций, театральных действ, кинопоказов, выставок, кулинарных и танцевальных мастер-классов до познавательных прогулок по старому еврейскому кварталу.  А еще - детский праздник, игры, конкурсы, викторины, мастер-классы, и многое другое.

В этом году на Lviv KlezFestе, в уличном сейшене, впервые выступили мы - музыканты-клезмеры из Кременчуга и Полтавы - Игорь Фортман (кларнет), Марк Новицкий (альт), Борис Бабилуа (аккордеон, фортепиано, вокал),  и талантливая певица и скрипачка Валерия Калманович.

До новых встреч, Львов, шалом  Галиция, легитраот, Клезфест!

Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1 Как кременчужане «еврейский Львов» покоряли (ФОТО) (фото) - фото 1
евреи львова кременчугские евреи во львове
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
592 просмотра в ноябре
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

ПОВНИЙ ТРЕШ
Відривок передачі «Страсті по ревізору» був присвячений інспекції кременчуцького ринку ведучою телепередачі. Так, проведена у минулому році перевірка показала, що стан риби у рибному відділі – не для людей зі слабкими нервами. Такий жах – що було виявлено у нашому місті, прославив Кременчук на всю Україну. Адже репортерам було що показати. Гнила риба, в антисанітарії та без документів – це повний треш. Саме так відрекомендував події на ринку відомий в Укра...
Общество
Затяжна тепла осінь і швидка снігова зима – це листопад 2018 року. Неймовірне явище – сніг випав і вкрив ще зелені листя дерев. У цьому році погода дуже порадувала кременчужан – переважно тепла і суха осінь різко перейшла в снігову зиму. Майже без дощів і без сухих морозів. Для комунальників клопіт, але для кременчужан радість. Особливо для малечі. Але цей особливий сніг кременчужанам варто запам’ятати – він чарівний. Найкращий помічник – це фото.
Общество
У Кременчуці випав перший сніг, а тому комунальники за допомогою спецтехніки розчищають від нього: міські дороги; зупинки громадського транспорту; парки та сквери; двори та вулиці міста. Ще минулої зими в нашому місті розробили та впровадили систему GPS-моніторингу роботи комунального транспорту. Тому кременчужани можуть слідкувати через Інтернет за роботою снігоприбиральної техніки та дізнатися інформацію про неї: марка авто, компанія, група виконання роб...
Общество
У виконкомі нагадують про те, що людям з вадами слуху належить відшкодування вартості придбання мобільного телефону. Право на відшкодування мають кожні 5 років. Ще в березні цього року було прийнято зміни до постанови Кабміну «Про затвердження Порядку забезпечення технічними та іншими засобами реабілітації осіб з інвалідністю, дітей з інвалідністю та інших окремих категорій населення і виплати грошової компенсації вартості за самостійно придбані технічні...
Общество
Волонтери Молодіжного парламенту Кременчука у межах акції «Святий Миколай – дітям» відвідують соціальні заклади міста. Тут волонтери допомагають дітям, які опинилися у складних життєвих обставинах, намалювати подарунки, котрі вони хотіли б отримати від Святого Миколая. Вчора волонтери побували у Центрі соціально-психологічної реабілітації дітей. Вони допомогли малечі намалювати свої мрії та організували майстер-клас із розпису солодкою глазур’ю імбирних пр...
Происшествия
Активісти громадського руху «АвтоЄвроСила» сьогодні проводять акцію протесту у Кременчуці. Дана акція організовано проходить по всій Україні. Активісти вимагають доступного для усіх українців розмитнення автомобілів з-за кордону.  Так зранку кременчужани зібралися на вулиці Київській, де тимчасово перекрили проїзд у місто. Фото з відкритих джерел. Відео.  У відео в соцмережах автори розповідають про свої вимоги:
Криминал
Минулої неділі в Кременчуці до лікарні з вогнепальним пораненням госпіталізували 28-річного місцевого жителя.  Наразі потерпілий перебуває у тяжкому стані. Упродовж доби кременчуцькі правоохоронці знайшли чоловіка, який може бути причетний до скоєного. Цим громадянином виявився 30-річний кременчужанин. Як повідомив керівник кременчуцької поліції Сергій Терела, між чоловіками виник конфлікт, під час якого підозрюваний вистрілив із саморобного пристрою. По...
Общество
Конкурс краси та таланту «Міс Ай Лав Кременчук» триває. Організував цей конкурс громадський рух «Ай Лав Кременчук» разом із сайтом 05366.com.ua за підтримки компанії KIA PARTS. Щоб взяти участь у конкурсі, кременчужанки надсилають свої фотографії на електронні пошти організаторів – fotofest@i.ua та info@05366.com.ua. На звання «Міс Ай Лав Кременчук» на сьогодні претендують більше 30 кременчуцьких красунь. Конкурс складається з трьох номінацій: - «Міс Міні...
Спорт
Минулої суботи, 17 листопада, в Харкові відбувся турнір з фехтування на рапірах ренесансу «Espada de maestro 2018». Кременчуцький спортсмен Костянтин Мачікін на змаганнях здобув бронзову нагороду. Кременчужанин гідно представив наше місто, програвши лише два рази з тридцяти одного бою. Як розповідає Костянтин Мачікін, змагання проходили з 11 до 11, практично нон-стоп. Атмосфера на турнірі була дуже динамічна та напружена. Це було потужне випробування не ті...
Эта страница содержит контент для взрослых. Подтвердите, что Вам есть 18.