До свидания, Александр Васильевич!

Вчера на официальном сайте Полтавской областной государственной администрации ОГА было опубликовано обращение Александра Васильевича Удовиченко:

«В связи с ситуацией, сложившейся в стране, объявляю о своей отставке.

Продолжаю выполнения обязанностей председателя облгосадминистрации до принятия соответствующего решения органами центральной власти.

Обращаюсь к жителям Полтавщины с просьбой сохранять стабильность и спокойствие.

Александр Удовиченко».

Губернатор покидает свой пост повторно. Первый раз он совершил этот мужественный поступок в 2005 году, после «оранжевого» государственного переворота, хотя у Президента Украины Виктора Ющенко желания менять профессионала на «революционных» дилетантов не было.

Осенью 2008 года мне удалось взять интервью у этого замечательного человека, в котором он объяснил причину своего ухода. Прочтите его – в нем весь Удовиченко. От того, что он добровольно покинул ответственный пост во второй раз, Полтавщина только проиграет. Правда, сегодня это мало кого беспокоит. Но кто знает? Возможно, пройдет совсем немного времени – и мы снова увидим его в административном здании на улице Октябрьской, 45. И дважды губернатор снова будет востребован самой жизнью.

Поэтому давайте-ка скажем ему: До свидания, Александр Васильевич!  

 

ПАРАД ЗІРОК, №1, октябрь 2008 г.

Александр Белковский

АЛЕКСАНДР УДОВИЧЕНКО: «В БУДУЩЕМ ПОЛТАВЩИНУ ОЖИДАЕТ ПРОЦВЕТАНИЕ»

Разрушив своими руками в 1991 году единство братских славянских народов, усадив во власть отпетых прохвостов, мы 17 лет ждём манны небесной, хотя ещё без малого полтора века назад Салтыков-Щедрин в «Истории одного города» предупреждал: «Нет ничего опаснее прохвоста, не сдерживаемого уздою и не угрожаемого непрерывным представлением о возможности наказания на теле. Голова его уподобляется дикой пустыне, во всех закоулках которой восстают образы самой привередливой демонологии. Всё это мятётся, свистит, гикает, и, шумя невидимыми крыльями, устремляется куда-то в тёмную, безрассветную даль».

Украинский политикум, государственные структуры, кишащие идиотами угрюм-бурчеевыми, федорищенками, бородавкинами, теоретиками негодяевыми, органчиками-брудастыми – вот яркое подтверждение того факта, что нынешнее общественно-политическое устройство Украины находится где-то на уровне средины XIX века.

 Впрочем, бывают и приятные исключения. Есть еще люди-человеки, достигшие определенных высот в обществе и обладающие редкостным даром государственного мышления. Этот дар отличает их от тех индивидуумов, которые норовят «положить закон под себя», не делая исключения даже для Конституции Украины. Вне всякого сомнения, такие люди крайне неудобны «угрюм-бурчеевым». Их обходят стороной «пробурчеевские» СМИ: а вдруг подумают, что знакомый! Но они стараются не обращать никакого внимания на эти мелочи. Они избраны народом, и работают так, чтобы оправдать его доверие.

Именно такого человека, председателя Полтавского областного совета Александра Удовиченко, мы представляем сегодня нашим читателям.

  – Александр Васильевич, вне всякого сомнения, настоящим лидером может стать только тот, кто обладает талантом организатора, пользуется авторитетом и влиянием в обществе или коллективе, имеет громадный  жизненный опыт и умеет ценить людей. В то же время, лидерство – это огромная ответственность перед многими людьми, и любая серьезная неудача может выбить лидера из колеи и, в конечном счете, отразиться на его судьбе. Председатель областного совета - это должность, призвание или карма?

– Смысл этой работы – это, прежде всего, служение интересам громады, интересам людей. Профессия это или нет? Должен сказать, что государственный чиновник и представитель местного самоуправления – это люди, которые должны быть подготовленными и иметь определенный жизненный опыт. А еще лучше – прошедшие какие-то ступени и работавшие в органах местного самоуправления, то есть постоянно контактировавшие с людьми. Проблемы, стоящие перед обществом или конкретным человеком, решать голым администрированием, безусловно, нельзя. Поэтому как хотите, так и называйте эту должность. Скорее всего, это какое-то собирательное определение. А говорить о том, что это предназначение того или иного чиновника регионального уровня, не стоит. Я бы таким пафосным словом это дело не называл.

Председателями областных советов не рождаются. Я занимался одним делом, затем другим, потом почти тринадцать лет создавал банк, который сегодня первый в Украине, если брать в рамках нашей банковской системы. По большому счету, наступил определенный момент в жизни, когда мои соратники, друзья, которые были рядом со мной, сказали: а не пора ли нам послужить людям, послужить нашему краю?

– Это какой был год?

– Это был 2003 год, когда в результате сложившихся обстоятельств мне пришлось возглавить Полтавскую областную госадминистрацию. С одной стороны, глава этой структуры – слуга государя, с другой – это единственный человек, который может каким-то образом влиять на решения, принимающиеся по области на государственном уровне. Объединить усилия тысяч людей, найти «золотую середину» – вот в этом и был смысл работы как в госадминистрации, так и в областном совете.

Не знаю, то ли так сложилось в жизни, то ли так расположились звезды, то ли еще как-то по-другому можно это назвать, но я сегодня занимаюсь этой работой. В принципе, занимаюсь с удовольствием. Должен сказать, что в ней есть моменты, которые вносят ощутимый дискомфорт, потому что из-за отсутствия определенных полномочий нам не удается решать сегодня много вопросов. Многие вещи в государстве делаются, на наш взгляд, не в интересах регионов. Ну, «такова селяви», поэтому, во-первых, будем продолжать убеждать тех, кто находится рядом с нами, а, во-вторых,  будем отстаивать на государственном уровне интересы региона.

– Александр Васильевич, а где сложнее работать: на прежнем посту главы облгосадминистрации, или на нынешнем?

– В какой-то мере эти посты сопоставимы, разве что немножко другие задачи и немножко с других позиций, скажем так, надо оценивать эту работу. С одной стороны, должность главы госадминистрации дает больше возможностей, больше полномочий. Но, с другой стороны, человек, занимающий этот пост, полностью зависит не только от указаний, но и от настроения, или, если хотите, от прихотей президентской администрации. При разумном президенте, при мыслящей высшей власти, а если говорить более откровенно, при центральной власти, думающей о государстве и о каждом его гражданине, работать было бы можно. Но сегодня я с большим удовольствием работаю в своей нынешней должности, понимая, насколько мне было бы некомфортно возглавлять облгосадминистрацию в период нынешнего президентства известной вам личности. По крайней мере, я себя в этом сегодня не вижу.

– Предположим, завтра упразднят должность главы госадминистрации. А как по-Вашему: для области это лучше, или хуже?

– Вы толкаете меня на обсуждение вопроса двоевластия, которое присутствует сегодня в регионах – есть областной совет, и есть у него под  боком облгосадминистрация. Я думаю, что мы должны пройти этот путь, и найти нормальную золотую середину. Власть в регионе формируется избирателями, и она должна иметь широчайшие возможности отстаивать их интересы. В то же время, во избежание анархии, этой избранной власти должны быть делегированы государственные полномочия, которые она, безусловно, могла бы выполнять. Или если уж кому-то очень хочется контролировать, создайте структуру представителей президента на региональном уровне, наделив их функциями контролеров.

В принципе, такая схема существует, просто никто в государстве не хочет по ней «пройтись» и придти, наконец, к проведению второго этапа известной политической реформы. Выходит, что первый этап на центральном уровне вроде бы как сделали – правда, не знают, куда теперь с этим плыть дальше, – а ко второму еще не приступали. И сегодняшние беды возникают не потому, что люди плохо работают в той или иной ветви власти, а потому, что в их функциях и полномочиях масса противоречий, дублирований, нестыковок и прочих неприятностей.

– Что Вам больше всего мешает в работе?

– После так называемой «помаранчевой революции» сложилась непредвиденная ситуация. Сегодня мы имеем массу неквалифицированных кадров, рассевшихся по руководящим креслам различных уровней. Вы прекрасно помните, с каким остервенением они кричали, как добивались этой власти. Но когда они пришли, то все (в том числе и они сами) сразу же увидели их  несостоятельность.

– Говоря другими словами, несоответствие занимаемой должности?

– Да. Стиснув зубы, они сидят в своих креслах, валят повседневную работу, а уйти самим не хватает совести. Откровенно говоря, сегодня мы с вами являемся свидетелями паралича власти – власти, которая уже практически не может работать. Кадры и их квалификация – это два фактора, которые сегодня должны быть поставлены в государстве на первое место. Если этого не сделать, то само существование государственности будет поставлено под угрозу. К великому сожалению, сегодня превалирует политическая целесообразность. Сегодня продолжается  деление людей по цвету флага. Безусловно, это вредит и совместной работе с представителем центральной власти, и работе с органами местного самоуправления.

Приведу последний пример: сегодня в пяти районах области депутаты оказали недоверие главам районных госадминистраций. Но не реагирует на это губернатор, абсолютно не реагирует Секретариат президента. Конфликты тлеют, постоянно то тут, то там разгораются, мы вынуждены находить способы их тушения. Нередко выясняется, что причиной того или иного конфликта является выяснение отношений между чиновниками. Разборки продолжаются месяцами, а до работы у сторон руки не доходят. Как видите, кадровое оскудение власти опрометчиво и недопустимо.  

– Александр Васильевич, что Вы почувствовали после того, когда Вас избрали председателем облсовета?

– В принципе ничего необычного для себя я не почувствовал. Но за время работы я понял одно: на многих местах много людей, очень слабых в своих позициях, много приспособленцев, вцепившихся в свои кресла так, что кровь под ногтями закипела. Да если уж говорить честно, то нынешняя украинская политическая элита не готова к соперничеству в режиме политических партий, а тем более, на самом нижнем уровне – на уровне городских, районных и прочих советов. Поэтому я отношусь к этому спокойно.

С одной стороны, я понимаю, что моя нынешняя должность – это временный вариант. Но с другой стороны, за отведенное мне время я стараюсь делать свою работу так, чтобы потом можно было честно сказать: мы делали это не в своих корыстных интересах, не в интересах какой-то группки, а отстаивая интересы людей, которые доверили нам свои судьбы.

Ну, а к тем, которые занимают классическую позицию хамелеона, выглядывают из своих норок или, как дед из «Свадьбы в Малиновке», меняют свою фуражку при смене власти, я отношусь философически. Кого-то, скажем, понимаю внутренне, на кого-то уже просто не обращаю внимания.

– Как сегодня осуществляется подбор и замена кадров?

– Вы знаете, что в Советском Союзе при КПСС существовала определенная система подготовки партийных и советских кадров. Она была далеко не худшей, просто сегодня есть деятели, которые привыкли обливать все наше прошлое черной краской. Безусловно, за 17 лет эта система была порушена, хотя определенные похожие институции все же работают.

Это, прежде всего, президентский институт, в котором есть система подготовки государственных чиновников. Это его филиалы в регионах. К примеру, мы направляем своих молодых сотрудников в Харьковскую академию управления. Но должен сказать, что многие из новоиспеченных специалистов, возвращаясь, не имеют возможности для трудоустройства, не говоря уже о профессиональном росте. Это, конечно же, плохо. Но не критично. Несомненно, если эту систему поддерживать, если разумно распоряжаться этими молодыми кадрами, то мы сможем рассчитывать на то, что в будущем это будут подготовленные люди, грамотные в экономическом и юридическом плане, знающие, как организовать работу в советах, администрациях и других управленческих структурах. Но говорить о том, что сегодня такая система востребована в стране, я бы не стал.

– Назовите, пожалуйста, имена исторических личностей, вызывающих у Вас отвращение. Ограничимся минувшим столетием.

– Надо прямо говорить, что наша страна, украинский народ, вместе с Российской империей, а затем в составе Советского Союза, прошли нелегкий путь. Несомненно, в нашей истории были люди, ответственные за тоталитарные схемы. Безусловно, это не должно повториться, и мы обязаны об этом помнить и организовывать власть и общественные отношения в государстве по-другому, на качественно новой демократической основе.

К сожалению, те нувориши, которые появились сегодня в чисто националистическом варианте, пытаются строить государство по своим рецептам. Я это не приемлю. Считаю, что мы должны подходить к этому толерантно, и, отдавая дань памяти борцов за национальное освобождение, не превращать это дело в то безобразие, которые мы сегодня наблюдаем, начиная от региональных уровней и заканчивая высшей властью.

Сегодня бездумно отбрасывается все, что должно учитываться в отношениях с нашими южными, северными, восточными, дальними и ближними соседями. Безусловно, надо отстаивать прагматичные интересы государства и украинского народа, но делать это следует умно, без крика, без противопоставления. Мы находимся в сложном окружении, и искусственно подогревать какие-то вещи, которые могут привести к конфликтным ситуациям, я думаю, нельзя.

– Александр Васильевич, сегодня происходит переоценка человеческих ценностей. Что для Вас дружба, и кто Ваши друзья?

– Друг – это понятие сложное. Друзей у меня несколько, а если сказать честно, то их можно пересчитать по пальцам одной, максимум двух рук. Это люди, с которыми я прошел определенный отрезок своей жизни, с которыми мы вместе начинали работу в комсомоле. Мы прожили уже тридцать лет, и эти люди остались верны прекрасным человеческим отношениям. Кто-то стал большим начальником, а кто-то зарабатывает на хлеб насущный где-то на своем узеньком месте.

– Что, на Ваш взгляд, нужно изменить в обществе, чтобы оно смогло востребовать принципиально новых лидеров?

– Есть вещи, которые мы должны культивировать в обществе. Должны быть государственные ценности, которые нельзя менять с приходом к власти новой политической силы, нового президента и т.д. Думаю, что главной проблемой современной действительности является единство общества и государства. Идея построения единого государства заслуживает похвалы, но к этому нужно стремиться, прежде всего, через развитие экономики, но не через какие-то экстремальные вещи. Тогда появятся молодые Homo Sapiens, которым будет интересно прикладывать свои силы, свои знания к развитию общественных отношений в стране.

– Вы находитесь ближе остальных жителей Полтавщины к центральной власти. Следует ли ожидать досрочные выборы?

– Законом определены нормы, и вы знаете, что если парламентские выборы не были объявлены за год до президентских выборов, то позже их объявлять уже нельзя. Впрочем, допускаю, что все может быть, поскольку последние действия правительства, президентского секретариата и президента ведут к тем тупикам, которые мы видели на минувшей неделе. Однако, повторяя всякие внеочередные выборы на старой законодательной базе, мы снова получим прежний результат. Возможна разница в 2-3 голоса в том или ином большинстве, но, в любом случае, это приведет к стопору, и парламент работать не будет. Не могу прогнозировать, что в этом году мы получим какую-то принципиально новую избирательную схему.

– Ваше отношение к императивному мандату.

– Я, как председатель областного совета, этот вопрос особо не воспринимаю. Мандат действует, хотя, как вы знаете, есть решение, ограничивающее действия политических партий. Недавно Блок Литвина заменил в областном совете четырех депутатов. Я мог бы одобрить такое решение только в том случае, если бы при этом решались какие-то принципиальные вопросы. В данном же случае каким-то партийным деятелям этого блока захотелось войти в областной совет, и сделали они это по технической схеме, через суд, выдавливая своих вчерашних соратников. Думаю, что эта схема была принята для того, чтобы держать в узде своих людей, которых взяли в списки, но которые являются для всех «темными лошадками». Как я понимаю, многие из них попали в списки за деньги, финансируя ту или иную группировку. Считаю, что мы должны найти выход из этой неприятной ситуации, при которой в деятельности советов различных уровней превалирует недемократический принцип.

– Какой крепкий напиток Вы предпочитаете?

– Традиционный для нашей широты и долготы 40-градусный напиток.

– У многих людей, наблюдающих за повадками Юлии Тимошенко, создается мнение, что она уже вживается в новый образ президента. Как Вы считаете, станет ли Украине комфортней с таким лидером?

– Я думаю, что в этом случае мы будем иметь такие же проблемы, что и сегодня, но только на другом уровне и в другом исполнении. Я не сторонник Юлии Владимировны в чисто человеческом понимании. Безусловно, я определенный оппонент ее политической силе. Почему? Потому что я представляю другую политическую силу. Но надо отдать должное чертам ее характера, не совсем женским. Она во многих ситуациях дает фору и президенту, и другим лидерам, которые вознамерились играть с ней на одной политической доске – нашей Украине.

С другой стороны, я помню выборы, помню, насколько были зомбированы женщины, как они за нее голосовали, как истерично критиковали нас, когда мы пытались открыть им глаза на истинную сущность Тимошенко и ей подобных. Но так уж сложилось, что наши люди, наши избиратели позволяют себя обманывать, а потом, разочаровавшись в своих поводырях, стыдятся признать ошибочность своего выбора. Думаю, что после всех горьких разочарований, в следующих парламентских и президентских избирательных кампаниях избиратель будет делать свой выбор на основе прагматичных анализов, а не глядя на красивую картинку или смазливое личико.

– Александр Васильевич, Вы недавно вернулись из Китайской Народной Республики. Что Вы можете сказать о своих впечатлениях?

– Безусловно, китайский народ провел грандиозную работу. И то, как они организовали проведение Олимпийских игр, и то, что представляет собой сегодняшний Пекин – все это заслуживает большого уважения. В Китае присутствует жесткая власть при серьезных экономических льготах для бизнеса и инвесторов. Думаю, что лет через десять мы с вами еще будем живы, и обязательно станем свидетелями выхода китайской экономики на место мирового лидера.

В Китае 1 миллиард 300 миллионов жителей, их надо одеть, накормить, дать работу. Безусловно, там еще много проблем. В основной массе, китайский народ живет еще бедно, но то, что в стране выбрана стратегия, которая четко претворяется в жизнь, то, что при рыночной экономике отлажена эффективная схема государственной власти – все это вызывает, как минимум, уважение. Разумные люди должны сегодня брать на вооружение все, что есть у них хорошего, и переносить на свою территорию, на свою почву.

– А могла бы Украина достичь таких же успехов, если бы не произошло разрушения Советского Союза?

– Работая в те времена в молодежной организации, я был свидетелем того, как вела себя закостенелая партийная верхушка в тот период, когда надо было проявлять гибкость и менять как политические, так и экономические схемы. Но не хватило тогда ни разума, ни силы воли, что привело к тому, что мы сегодня имеем. Что гадать на кофейной гуще: могла бы Украина, или же не могла? Пример Китая говорит, что при правильном подходе можно получить положительный результат. Можно предположить, что, если бы 17 лет назад у наших лидеров хватило государственного мышления, организаторского таланта, то, возможно, мы бы жили сегодня совершенно в другом экономическом формате и в других экономических условиях.

– Есть такое выражение: «что русскому хорошо, то немцу смерть». Как Вы считаете, ждут нас с таким багажом в Европе?

– Безусловно, Украина, как европейское государство, должна интегрироваться в мировое пространство, в том числе и в европейское. Но мы должны это делать с чувством собственного достоинства, а не стараясь попасть туда любой ценой, теряя при этом последнее уважение, которое еще испытывают к нам наши соседи. Сегодня мы, прежде всего, должны поддерживать отечественного товаропроизводителя, находить внутреннего инвестора, создавать нашему предпринимателю такие условия, чтобы он не только всячески развивал свой бизнес, но и мог интегрироваться в мировые финансовые и экономические структуры. 

– Сегодня поднимается ажиотаж вокруг личного вклада Юлии Владимировны  в хороший урожай зерна. Не являются ли высокие для Украины показатели такими же дутыми, как и показатель так называемой «дефляции»?

– Я думаю, что за последние годы в государственной статистической отчетности кардинальных изменений не произошло. Поэтому говорить о том, что это какая-то очередная фикция я бы не стал. Это было бы не совсем конструктивно. Другое дело, что мы опять получим проблемы сельскохозяйственных производителей зерна. У нас уже исторически сложилось так, что если есть хороший урожай зерна, то на него нет хорошей цены. Почему? Потому, что государство является слабым игроком на этом рынке. Нет финансового ресурса, который, во-первых, мог бы диктовать ценовую политику, а, во-вторых, политику экспорта, излишков и прочее.

Есть группа трейдеров, которая сегодня диктует свою волю на украинском рынке. Власть пытается добавить какие-то ресурсы, сделать государственный фонд, пытается закупить зерно в этот фонд. В какой-то степени это удалось, но, по большому счету, сегодня цена на зерно находится где-то на уровне его себестоимости. Это лучший результат по ранним зерновым. Что будет по поздним, техническим культурам, поживем – увидим. Думаю, что сегодня нужно крепить государственный подход к этому делу, чтобы государство имело державный путь урегулирования вопросов ценообразования, делало интервенции по закупке и другие необходимые вещи. Пока этого не будет сделано, пока будет существовать стихийный рынок, до тех пор крайними будут оставаться агрофирмы, занимающиеся производством зерна.

С каждым годом затраты на производство 1 тонны зерна увеличиваются, а на ценовую ситуацию государство сверху не влияет. Вот этим оно и должно сегодня заниматься, потому что всякие посылы – вы там, пожалуйста, создайте аграрный фонд, закупите себе нужное количество зерна для производства хлеба в регионе – это все от лукавого.

Должна работать общегосударственная система. Раз у нас рыночные подходы, тогда у нас нет границ между областями. Мы помним времена, когда строили заслоны на их границах, чтобы не перевозили зерно из одной области в другую. Это все глупости. Сегодня нужно выстраивать единый рынок и быть участником этого рынка. Я не говорю, что нужно административно его регулировать – это тоже крайности, но быть участником, экономически влиять на эти процессы, несомненно, надо.

– Александр Васильевич, давайте-ка, если не возражаете, перейдем на другой уровень. Любите ли Вы жизнь, и чего Вам в ней недостает?

– Безусловно, люблю. Я живу полноценной жизнью. Сегодня, пройдя 50 лет жизни, я могу спокойно сказать, что состоялся как человек. Я имею семью, друзей, окружение, выбираю тех, с которыми мне комфортней и все, что с этим связано. Поэтому здесь я не вижу для себя никаких угроз.

– Кто Ваша жена?

– Людмила Павловна родом из Белгородской области. Мы с ней окончили Харьковский политехнический институт, по окончании поженились и приехали по направлению (тогда еще было госраспределение) на Полтавский завод синтетических  алмазов. На заводе я начинал технологом механического цеха. Жена с первого дня работает в отделе главного энергетика. Сегодня она ведущий экономист, в частности, занимается обеспечением предприятия энергоресурсами.

– А сколько у Вас детей?

– Два сына, один 80-го года рождения, другой – 85-го. Старший, Сергей, окончил Харьковскую юридическую академию, работал в прокуратуре Полтавы, сегодня работает судьей административного суда. Он уже состоявшийся человек.

Младший, Максим, окончил Сумскую банковскую академию НБУ. Как мы посчитали с Максимом, Сумы – это не Рио-де-Жанейро, но сегодня академия является первым вузом в банковском секторе Украины и там неплохо учат. После ее окончания сын вернулся в Полтаву, и работает кредитным работником в «Приватбанке».

– Вижу, что ребята Ваши самостоятельные.

– Безусловно. Я помню свои студенческие годы, жизнь в течение пяти лет в общежитии, это стало для меня априори. Видел маменькиных сыночков, которые учились через дорогу от дома – хорошего в этом было мало. Но если ты учишься в другом городе, если ты самостоятелен, если ты сам себе готовишь покушать, если тебя никто не контролирует, это пойдет тебе только на пользу.

– Что для Вас отдых?

– Каких-то особых увлечений у меня нет. Люблю пообщаться с друзьями, позаниматься своим хозяйством – вот в таком варианте. Нравится это кому-то, или не нравится, но у меня это превалирует в жизни. Каких-то дурных привычек вроде рыбалки на удочку я не имею. Рыбалка – это когда ты затягиваешь невод, варишь юшку. Тогда это рыбалка! А сидеть и смотреть на поплавок – это не то.

– Какую Вы видите для себя перспективу в будущем? Сможете ли подняться на несколько ступеней выше?

– Да нет у меня таких амбиций, и так вопрос сегодня не ставится. В этом главный комфорт, понимаете? Потому что если думать о том, что надо карачкаться и, цепляясь, лезть по этой стенке, то все равно оттуда, рано или поздно, придется падать.

Я уже это проходил, когда пытался отстроить работу областной госадминистрации. Притом – это говорю не я, это говорят окружающие – у нас была далеко не самая худшая команда в Украине. Но когда потом победил новый президент и начал поголовно всех вырезать, ставя повсюду своих соратников, которые помогали ему в борьбе, то я не стал дожидаться, когда меня пригласят и начнут рассказывать сказки о сером бычке.

Тогда мы все поднялись и ушли. Сказали: «Спасибо! Занимайте освободившиеся места и флаг вам в руки – управляйте!». То же самое и здесь, в облсовете. Существуют определенные каденции, есть какие-то вещи. Сегодня мы пытаемся объединить усилия разных политических сил в областном совете, но мы прекрасно понимаем, что придет время, и мы уступим место новым людям. Кто они будут – пока мы не знаем, но если говорить объективно, то для нас важно, чтобы наши последователи не смогли сказать, что здесь до них сидели непутевые бюрократы, которые себе рады не могли дать и ничего полезного для области не сделали.

Поэтому на сегодня это является нашей главной задачей, а чем заниматься потом? Это не проблема. Сегодня есть соратники, есть структуры, в которые можно будет вернуться. Там созданы тысячные коллективы, которые нам доверяли, с которыми было комфортно, и с которыми мы делали конкретную работу.

– Кто является Вашей опорой в облсовете?

– Ну, вы сами должны понимать, что есть несколько человек, с которыми мы работаем не только в последнее время, но и работали намного раньше. Сегодня мы работаем в режиме соратников – в эти слова я вкладываю особый смысл. Есть и другие сотрудники, с которыми мы сегодня объединены выполнением общественных функций на основании сложившегося политического расклада. Это тоже прекрасные люди, хорошие специалисты.  

– Позвольте полюбопытствовать. В 80-е годы оклад заведующего отделом горисполкома равнялся 190 рублям. Сколько сегодня зарабатывает, например, заведующий отделом облисполкома?

– Порядка двух тысяч. Рядовые работники получают в пределах 1000-1200 гривень. Оклад председателя областного совета 6000 гривен плюс какие-то надбавки. Вы знаете, что было несколько решений правительства о повышении зарплаты чиновникам как администраций, так и советов определенных уровней. Думаю, что начальники областного уровня на фоне остальной чиновничьей братии получают вполне приличную зарплату, и жаловаться им не приходится.

На уровне города и района зарплаты поменьше и, конечно же, порой они не адекватны тем усилиям, которые прилагают люди, и той ответственности, которая на них возложена.

Должен сказать, что, с одной стороны, никто тут вроде бы лопатой уголь не грузит, но, с другой стороны, если речь идет о грамотном и подготовленном работнике аппарата областного совета, или аппарата областной госадминистрации, то это человек, отдавший этому делу минимум 15 лет. Он готовился в базовом институте, потом прошел уровень подготовки в академии управления, а, самое главное, – это то, что сегодня он, как зашоренный конь, бежит по одной и той же дорожке. И с каждым годом (даже если он какой-то узкий специалист то ли промышленности, то ли экономики) ему все сложнее и сложнее сойти с дистанции и пойти в какой-то «живой» сектор.

Проработав здесь 10 лет, я знаю только единицы тех, кто смог вернуться в большой мир, а тем более создать в нем свой бизнес или что-нибудь подобное. К чему я это говорю? Когда говорят, что государственный чиновник – это дармоед, то это не соответствует действительности. Почему развалился Советский Союз? По причине кризиса управления. А кризис управления в огромной стране был вызван нехваткой управленческого аппарата. Ведь неспроста травля «прозаседавшейся» советской номенклатуры всячески подзуживалась нашими будущими западными «друзьями».  В 80-е годы в США 19% работающих было занято в системе власти и управлении, а в советской системе было занято практически в два раза меньше – 10%. К каким печальным последствиям это привело, вы прекрасно знаете.   

– Александр Васильевич, кого из мэров городов Полтавщины Вы можете отметить с лучшей стороны? У кого из них наиболее сильная команда?

– Образцом служения местному самоуправлению у нас в области был Александр Павлович Попов. При всех его, не знаю каких, оценках в Комсомольске и Кременчуге, я оценивал его как самого грамотного мэра и, главное, умеющего организовать работу органа местного самоуправления, в данном случае Комсомольска. Правда, это было несколько лет назад, поэтому на его фоне я бы не давал оценок нынешним мэрам, начиная с областного центра и заканчивая почти областным Кременчугом.

– Отличный ответ! И последний вопрос: как Вы считаете, что ждет Полтавщину в обозримом будущем?

– Ну, как что? Процветание.Интервью УДОВИЧЕНКО - октябрь 2008 г. - 02

Александр Удовиченко Полтавская ОГА отставка интервью
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
3071 просмотр в марте
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии